Сетевое издание
Международный студенческий научный вестник
ISSN 2409-529X

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ СПОРОВО-ПЫЛЬЦЕВЫХ СПЕКТРОВ ПОВЕРХНОСТНЫХ ОЗЕРНЫХ ОСАДКОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ

Марфусалов П.А. 1 Ядрихинский И.В. 1 Пестрякова Л.А. 1
1 Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова
1. Борисова О.К. Интерпретация палинологических данных с учетом процессов формирования спектров, концентрации и скорости аккумуляции пыльцы и спор // Методы палеоэкологических исследований. Тезисы докладов палинологической школы-конференции с международным участием / Под ред. А.А. Величко, Н.С. Болиховская, Е.Ю. Новенко, С.С. Фаустов. – М.: Изд. Моск. ун-та, 2014. – С. 16–17.
2. Еловская Л.Г., Коноровский А.К. Районирование и мелиорация мерзлотных почв Якутии. – Новосибирск: Наука, 1978. – 175 с.
3. Жирков И.И. Морфогенетическая классификация как основа рационального использования, охраны и воспроизводства природных ресурсов озер криолитозоны (на примере Центральной Якутии) // Вопросы рационального использования и охраны природных ресурсов разнотипных озер криолитозоны. – Якутск, 1983. – С. 4-47.
4. Жирков И.И. К ландшафтной – генетической классификации озер / И.И. Жирков // Природа и хозяйство Сибири. – Якутск, 1977. – С. 32-33.
5. Леса Якутии. Якутск: Кн. изд, 1980. – 152 с.
6. Павлов А.В. Термический режим озер равнинных районов Севера // Криосфера Земли. РАН СИБ. отд., т. 23. – № 23. – 1999. – С.59 – 70.
7. Савельвеа Л.А., Рашке Е.А., Титова Д.В. Атлас фотографий растений и пыльцы дельты реки Лены. – СПб., 2013. – 114 с.
8. Томская А.И. Палинология кайнозоя Якутии. – Новосибирск: 1981. – 221 с.
9. Щербаков И.П. Лесной покров Северо-Востока СССР. – Новосибирск: Наука, 1975. – Минск: Наука и техника. 1976. – 120 с.
10. F?gri, K. and Iversen, J. 1989: Textbook of pollen analysis, fourth edition. This edition by K. F?gri, P.E. Kaland and K. Krzywinski. Chichester: John Wiley & Sons.
11. Pestryakova L.A., Ulrike Herzschuh, Sebastian Wetterich, Mathias Ulrich. Present-day variability and Holocene dynamics of permafrost-affected lakes in central Yakutia (Eastern Siberia) inferred from diatom records // Quaternary Science Reviews. 2012, pp. 56-70.
12. Reille, M. (1992). Pollen et spores d’Europe et d’Afrique du nord. Marseille: Laboratoire de botanique historique et palynologie.

Каждый природный регион имеет свою уникальную растительную специфику. Схожим своеобразием характеризуется состав пыльцы и спор. Однако, итоговый состав спорово-пыльцевого дождя, осаждаемого на водную (в составе донных отложений) или земную поверхность, зависит от множества локальных и региональных факторов, тем не менее, спорово-пыльцевой спектр с некоторыми допущениями отражает состав растительных сообществ, характерных для территории вокруг точки отбора проб. Благодаря физической и химической устойчивости оболочки пыльца может сохраняться в осадочных породах и донных отложениях водоемов, являясь важным источником информации о растительности в прошлом. Анализ состава поверхностных палинологических спектров важен для оценки достоверности отражения черт современной зональной растительности и состава растительных сообществ, исследуемых территорий в спорово-пыльцевых материалах (Борисова, 2014). Эта информация формирует методическую базу для корректной интерпретации ископаемых палиноспектров и на их основе – реконструкции изменений растительности в прошлом.

Традиционно изучение спорово-пыльцевых поверхностных проб связан с уточнением и облегчением интерпретации результатов спорово-пыльцевого анализа при палеогеографических и палеоэкологических реконструкциях. Каждой растительной зоне соответствует характерный для него тип спектра, в котором соотношение составляющих его компонентов закономерно колеблется в достаточно широких пределах, а каждый компонент связан с растительностью определенного характера.

Центральная Якутия расположена в зоне сплошной зоны распространения многолетних мерзлых пород, мощность которой составляет 500 м и чуть более. Почвенный покров территории отличается большой пестротой, по почвенно-мелиоративному районированию в нее входит три провинции: Якутская Восточно-Сибирская таежно-мелкодолинная провинция мерзлотных палевых типичных и дерново-карбонатных почв в сочетании с луговыми и засоленными почвами аласов; Якутская долинно-степная провинция мерзлотных черноземов (Еловская, Коноровский, 1978).

Центрально-Якутский флористический район заметно отличается от других районов не только в почвенном и климатическом отношении, но и своеобразием флоры и растительности. По лесорастительному районированию регион относится к Центральноякутской провинции сосново-лиственничной тайги. Здесь господствует светлохвойная тайга из Larix с незначительным участием Picea obovata (Щербаков, 1975; Леса…, 1994).

Для территории характерны лиственничные леса, произрастающие на сухих супесчаных или щебнистых почвах на вершинах склонов водоразделов в долинах крупных рек. Иногда они формируют чистые или с участием сосны насаждения, которые представлены толокнянковыми или лишайниково-толокнянковыми типами, с преобладанием Arctostaphylos uva-ursi или лишайников из родов Cladina, Cetraria, Cladonia. В травяном покрове принимают участие степные и лугово-степные виды (Pulsatilla flavescens, Phlox sibirica, Saxifraga bronchialis, Veronica incana). Несколько реже встречаются лиственничники бруснично-толокнянковые с примесью сосны. В бассейне р. Лена на склонах и вершинах коренных берегов распространен разнотравно-брусничный тип лиственничника. Брусничный тип лиственничного леса является преобладающим на обширных междуречных пространствах района. В условиях Центральной Якутии в этом типе леса практически отсутствует мохово-лишайниковый покров и отсутствует или слабо развит подлесок. На пониженных участках надпойменных террас формируется багульниково – или голубично-брусничные лиственничные леса. Слегка пониженные участки коренных берегов с застойным увлажнением занимают моховые листвяги с доминированием Vaccinium vitis-idea, V. Uliginosum, Ledum palustre, Betula exilis или B. divaricate.

Нами выполнен спорово-пыльцевой анализ поверхностных слоев (1-2 см) донных отложений. Палинологический анализ образца из поверхностного слоя отражает современную растительность. Спорово-пыльцевой анализ производился по общепринятой методике (Faegri&Iversen, 1989). Пыльца и споры просматривались под микроскопом в глицериновой среде, т.е. в подвижном состоянии, что позволяет видеть зерна со всех сторон и исключает деформацию. При составлении спорово-пыльцевых спектров пыльца и споры сгруппировались следующим образом: группа пыльцы древесных и кустарниковых растений, группа пыльцы травянистых растений и группа спор.

На спорово-пыльцевой анализ поверхностных проб сапропеля озер Улахан Чабыда и Малая Чабыда были отобраны поверхностные (субрецентные) слои донных отложений. Предварительные результаты показали, что палинологический спектр достаточно хорошо коррелирует с типом растительности исследуемых озерных ландшафтов. В структуре растительного покрова доминирующее положение занимают лиственничные и березовые леса.

rac2.jpg

Рис. 1. Карта-схема расположения озер Малой Чабыда и Улахан Чабыда (google.com)

Оз. Улахан Чабыда расположено вне зоны последнего оледенения и находится на левобережной Приленской эрозионно-аккумулятивной равнине, в 20 км западнее г. Якутска (рис.1). По морфогенетической классификации (Жирков, 1983) оно относится к типу озер древних тукуланов (закрепленных песков). Площадь озера равна 2,1 км2 макс. глубина – 2,0 м. Длина озера 1,84 км, максимальная ширина 1,07 км. Котловина озера вытянута с севера на юг, высота ее над урезом реки Лены 200 м. водосборный бассейн озера с площадью 11,68 км2 на 85 % покрывают леса, 1,6 % луга и 19,4 % – озерки и болота. Северный и западный берега используются в качестве сенокосных угодий. Озеро бессточное. Котловина озера заполнена сапропелевыми отложениями, максимальная мощность которых достигает более 10 м, а запасы – 3 млн. тонн при влажности 60 %. Вокруг озера существует широкая полоса водных злаков и осок. На песчаных почвах в окрестностях озера распространены лишайниково-толокнянковые сосняки с участием лиственницы и березы, в кустарниковом ярусе которых встречается ольховник.

В спорово-пыльцевом спектре содержание пыльцы древесных пород составило 47,7 % от общего состава палиноморф (рис. 2). Анализ особенностей динамики встречаемости пыльцы древесных растений показал, что доминантами в растительности озерного ландшафта являются Betula Albae и Larix (55,5 %). Всего в этой группе палиноморф нами подсчитано 168 пыльцевых зерен.

rac3.jpg

Рис. 2. Процентное соотношение пыльцы в группе древесных растений оз. Улахан Чабыда, %

rac4.jpg

Рис. 3. Соотношение пыльцы в группе травянистых растений ( %) в палиноспектре оз. Улахан Чабыда

В составе палиноспектра среди группы травянистых растений преобладают типичные для озерных ландшафтов пыльцы Poaceae и Cyperaceae (35,2 %). Споровые представлены тремя таксонами Sphagnum, Equisetum и Selaginella sp. Общая доля их участия в спектре составляет всего 7,6 %.

Оз. Малая Чабыда находится на левом берегу реки Лена в пределах древней аллювиальной равнины, в 15 км к юго-западу от Якутска и в 4 км к юго-востоку от озера Улахан Чабыда. Это озеро сформировалось в дефляционно-эродированной котловине древних тукуланов (Жирков, 1977). Размер озера составляет в длину 0,8 км, в ширину до 0,3 км. Глубина у кромки берега составляет 1-1,3 м, среднее значение равно 1,5-2 м, а максимальное – 2,5 м. Донные отложения характеризуются значительной толщей сапропеля (в центре озера до 6 м (Павлов, 1999). На береговых склонах озера произрастает сосновый и сосново-лиственничный лес. Пониженные участки склонов представляют собой днища ручьев и распадков, занятые осоково-сфагновыми болотами с торфяниками и багульниково-брусничным лиственничным лесом.

В группе древесных растений доминирующее положение занимают, так как и в спектре оз. Улахан Чабыда, палиноморфы Betula Albae и Larix. Общая доля их участия составляет 59,7 %. Доля участия Larix в спектре оз. М. Чабыда по отношению к спектру Б. Чабыда заметно возрастает (от 21 до 24 %), а доля Betula Albae сокращается (от 34,5 до 25,7 %). Также в формировании спектра заметную долю занимают Pinus silvestris и Salix (12,5 и 11,4 % соответственно).

rac5.jpg

Рис. 3. Соотношение пыльцы в группе древесных растений, ( %) в спектре оз. Малая Чабыда

rac6.jpg

Рис. 4. Соотношение пыльцы в группе травянистых растений ( %) в палиноспектре оз. Малая Чабыда

Группа травянистых растений в палиноспектре Малая Чабыда отличается от спектра оз. Улахан Чабыда тем, что соотношение злаковых и осок не так велика, чем в Улахан Чабыда (рис.5). В данном спектре преобладающая доля приходится на эти же таксоны (30,5 %). Также здесь наблюдается доля увеличения Rosaceae (8,8 %) и Ranunculaceae (6,1 %). Группа споровых растений представлены 4 таксонами: Sphagnum, Polypodiophyta, Eqiusetum и Selaginella sp. Общая доля их участия в спектре 7,4 %.

Таким образом, в верхнем неконсодолированном слое осадков в субрецентных спектрах среди древесных и травянистых групп растений доминантами являются Larix и Betula s. Albae, Poaceae и Cyperaceae, соответственно. Полученные палиноданные полностью соответствуют типу растительности изученных озерных ландшафтов.

Работа выполнена в рамках проектной части государственного задания Министерства науки и образования РФ №5.184.2014/К и при частичной поддержке гранта РФФИ 15-45-05063 р_восток_а.


Библиографическая ссылка

Марфусалов П.А., Ядрихинский И.В., Пестрякова Л.А. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ СПОРОВО-ПЫЛЬЦЕВЫХ СПЕКТРОВ ПОВЕРХНОСТНЫХ ОЗЕРНЫХ ОСАДКОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЯКУТИИ // Международный студенческий научный вестник. – 2016. – № 4-3. ;
URL: https://eduherald.ru/ru/article/view?id=16238 (дата обращения: 19.04.2024).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1,674