Сетевое издание
Международный студенческий научный вестник
ISSN 2409-529X

SMART CONTRACTS КАК СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ В РАЗВИТИИ ТЕХНОЛОГИИ БЛОКЧЕЙН

Глинская Е.В. 1 Давыдов Е.Д. 1 Литвиненко Д.И. 1 Пеняева С.М. 2
1 Московский Государственный Технический Университет им. Н.Э. Баумана
2 РЭУ им. Г.В. Плеханова
В данной статье рассматриваются проблемы внедрения, использования технологии смарт-контрактов в России. Среди заявленных вариантов применения технологии являются платформы, где просматривается уязвимость системы при взаимодействии с пользователями этой системы. Например, к ним относятся такие массовые системы как: проведение голосований, кредитование, каршеринг и подобные ему сервисы, а также различные другие торговые, правовые операции по предоставлению услуг. Несмотря на то, что данная технология является простой для конечного пользователя и позволяет проследить все стадии сделок, а также предоставить статус обработки в любой момент времени потенциал смарт-контрактов остается не раскрытым. Наряду с тем, что технология может решить серьезный круг задач не только безопасного и быстрого информационного обмена, взаимодействия людей друг с другом посредством совершения различных контрактов по обмену и предоставлению услуг, просматривается необходимость законодательного закрепления правового понятий «смарт-контракт» и «блокчейн», а также их дальнейшее регулирование, для массового пользования технологией в различных сферах жизни. В статье ставится задача рассмотреть российскую законодательную базу в области информационных технологий, проанализировать вектор развития технологии смарт-контрактов в ведущих зарубежных странах и на основе анализа определить пути решения проблемы внедрения и использования технологии смарт-контрактов.
блокчейн
смарт контракт
технология
информационный механизм
закон
нормативно-правовая база
1. Лихтенштейн, В. Е. Информационные технологии в бизнесе. Практикум. М.: Финансы и статистика, 2017. – С. 126.
2. Сабо Н. Умные контракты (Четвертая революция стоимости) // Компьютера. URL: http://old.computerra.ru/1998/266/194332/ (дата обращения: 20.03.2019).
3. Юрасов М.Ю., Поздняков Д.А. Смарт-контракт и перспективы его правового регулирования в эпоху технологии блокчейн //Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 09.10.2017; [Электронный ресурс]. URL: https://zakon.ru/blog/2017/10/9 (дата обращения: 20.03.2019).
4. Савельев А.И. Некоторые правовые аспекты использования смарт-контрактов и блокчейн-технологий по российскому праву. Закон. 2017. № 5. С. 101.
5. Проект Федерального закона №419059-7 «О цифровых финансовых активах» (ред., принятая в ГД РФ в I чтении 22.05.2018). [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=PRJ&n=172447#0766557331011243 (дата обращения: 21.03.2019)
6. Бевзенко Р.С. Основные направления изменения законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество в связи с внедрением технологии распределенных реестров: взгляд цивилиста / Закон. 2018. № 2. С. 126.
7. Гражданский кодекс Российской Федерации» от 30.11.1994 N 51-ФЗ
8. Савельев А.И. Некоторые риски токенизации и блокчейнизации гражданско-правовых отношений / Закон. 2018. № 2. С. 36.
9. Федеральный Закон №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 (последняя редакция). [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61798/ (дата обращения): 23.03.2019)

Блокчейн – технология, которая позволяет решить экономическую проблему взаимодействия нескольких не доверяющих друг другу субъектов в условиях недостатка информации, облегчить хранение и копирование информации в распределенной сети, создавать необходимые условия для совершения невозможных транзакций в распределенной расчетной системе и устранить противоречия «двойного расходования».

В настоящее время многие участники финансового рынка и представители других отраслей экономики проводят различные эксперименты по применению смарт-контрактов с целью оптимизации бизнес-процессов и сокращения издержек на проведение финансовых операций, которое в перспективе может создать более комфортные обстоятельства для взаимодействия между государством, организациями и гражданами. При этом для полноценного и результативного внедрения данного инструмента необходимо решить ряд вопросов, в том числе организационных, правовых, технологических.

В связи с этим, целью исследования можно считать определение понятия Smart Contract и его правовому регулированию.

Материалами для работы послужили научные статьи. В ходе работы были использованы следующие методы исследования:

1. Теоретический уровень: анализ, абстрагирование, прогнозирование;

2. Эмпирический уровень: наблюдение, отбор фактов, установление связей между ними, описание.

Smart Contract – это алгоритм, заключающийся в переходе от протокола финансовых транзакций к универсальному инструменту, который выполняет условия контракта автоматически, и тем самым сводит к минимуму риск ошибок и манипуляций. Стоит упомянуть, что Биткойн первым представил простые интеллектуальные контракты, которые позволяли делать взаимные платежи между пользователями.

Традиционные договоры заключаются для гарантии выполнения сторонами изложенных в нем обязательств и наличия подписанного доказательства, в случае их неисполнения. Смарт-контракты – идеальное решение для обеспечения того, чтобы все виды межличностных транзакций могли быть безопасными для всех участников независимо от их доверия. [1]

Интеллектуальные контракты, как и традиционные договоры, являются гарантией доверия. Однако, у первых есть некоторые особенности. Это не стопка бумаг, заполненная трудно понятным законодательным языком. Обычно адвокаты проводят много времени над проверкой традиционных договоров. Интеллектуальные контракты – это цифровые версии этих традиционных соглашений. Это программы, которые работают на платформе Ethereum, как часть технологии blockchain и имеют то же значение: юридически связывать всех, кто намеревается участвовать в договоре. Это не что иное, как строки кода, написанные на языке Solidity, сопоставимого с JavaScript. Затем этот код преобразуется в байтовый код и освобождается от блокировки, как интеллектуальный контракт.

При использовании технологии распределенных реестров смарт-контракт хранится и дублируется в децентрализованном реестре, алгоритмы смарт-контракта определяются его исполняемым программным кодом внутри сети распределенного реестра. Имея доступ к общему распределенному реестру, все участники могут проверить, что смарт-контракт функционирует в соответствии с заложенными в него условиями. Это обеспечивает его целостность и не позволяет менять условия соглашения в одностороннем порядке.

Каждый контракт имеет свой собственный адрес блока. Этот адрес можно использовать для взаимодействия со смарт-контрактом и выполнением обязательств по его внедрению. Стоит отметить, что умные соглашения могут также связываться и сотрудничать с другими интеллектуальными контрактами. Весь процесс происходит на платформе блокчейн, и, таким образом, реализация интеллектуального контракта является: прозрачной, надежной, неизменной, недорогой и децентрализованной.

Контракты, предоставляемые разумным способом, обеспечивают простоту, скорость выполнения и обновление в реальном времени – это три аспекта, когда традиционные контракты просто становятся ограниченными по сравнению с умным вариантом Smart Contracts. Таким образом, по сравнению с традиционными договорами умные соглашения имеют ряд преимуществ:

1) Они могут устранить избыток централизованных организаций и других посредников, которые часто увеличивают риск заключения соглашений.

2) Характеризуются автономией и точностью самореализации, а это означает, отсутствие задержки в предоставлении согласованных условий договора.

3) Технология Blockchain обеспечивает прозрачность, уверенность, безопасность и правильность интеллектуальных условий контракта.

Использование инетеллектуальных контрактов уже применяется во многих секторах, однако, как и большинство новшейств, смарт контракты пока не распространены, отчасти это связано с отсутсвием должных знаний в области их разработки, отчасти с недоверием к технике или просто консервативным подходом. Хотя стоит отметить, что во многих сферах интеллектуальные контракты уже находятся в разработке.

Функциональные возможности Smart Contracts, обеспечиваемые блочной цепью, существенно повлияют на финансовый сектор и всю экономику многих государств. Благодаря применяемой блочной технологии функции интеллектуальных контрактов, такие, как возможность безопасного получения, хранения и отправки информации и заранее определенных условий контрактных подрядчиков помогут децентрализовать модель доверия, ускорить расчетное время, уменьшить необходимость участия в процессе заключения транзакций дорогостоящих брокеров. [2]

Смарт-контракты отличаются повышением прозрачности, автоматизацией процессов, уменьшением юридических споров, уменьшением риска проведения транзакций, что удобьно и безопасно для добросовестных участников. Технология blockchain использует Ethereum для обработки интеллектуальных контрактов. Эфир используется для оплаты вычислительной мощности для обработки контрактов. Однако сборы минимальны по сравнению с централизованными единицами, такими, как услуги юристов или посредников, участвующих в торговле. Идеология смарт-контрактов довольно проста, потому что они реализованы на основе руководства по принятию решений IF-WHEN-THEN. На рисунке 1 отобразим характеристику существующих блокчейн-платформ.

Рис.1 - Характеристика существующих блокчейн-платформ

Можно предположить, что будущий бизнес будет таким, что заключаемые контракты станут гибридом традиционных бумажных контрактов и смарт – контрактов. Эти договора будут состоять из бумаги и цифрового кода. Это означает, что, хотя есть реальная копия контракта на бумаге, детали проверяются или аутентифицируются с помощью интеллектуальных контрактных программ.

Смарт-контракты в системе договорного права Российской Федерации

Договорное право Российской Федерации сегодня представлено внушительной нормативно-законодательной базой, однако несмотря на свою наполненность, нельзя сказать об иеальной полнценности нормативно-законодательной базы, поэтому иногда общественно-экономические отношения предсталены более развитыми, чем регулирующие их нормы права.

Примером может служить технология блокчейн и возникшие на ее основе криптовалюты. Технология блокчейн является средой для работы смарт-контрактов. Сущности смарт-контракта и традиционного контракта идентичны, первый, однако но как уже говорилось ранее, он самостоятельно отслеживает по указанным условиям достижения или нарушения пунктов и принимает соответсвующие решения, основываясь на запрограммированных условиях. Основной принцип и преимущество умного контракта заключается в полной автоматизации и достоверности исполнения договорных отношений.

Предметом договора может являться только объект, находящийся внутри среды существования самого умного контракта, или же должен обеспечиваться беспрепятственный, прямой доступ умного контракта к предмету договора без участия человека. Это стало возможным благодаря появлению криптовалют.

Одним из самых распространенных примеров использования смарт-контрактов является первичное размещение цифровых токенов (Initial Coin Offering, ICO) – форма привлечения инвестиций через выпуск и продажу инвесторам цифровых токенов за фиатные денежные средства или иные криптовалюты Стремительной популярностью организации ICO среди различных стартап-проектов как в России, так и в других странах обусловлена необходимость законодательного закрепления правового понятия «смарт-контракт» и его дальнейшее регулирование. [3]

Однако, нормативно-законодательная база Российской Федерации не содержит правовое регулирование технологии блокчейн. Поэтому при использовании смарт-контрактов возникают вопросы правоприменения и защиты прав участников рынка, в том числе:

- Отсутствие правового регулирования смарт-контрактов в национальных системах права, а также согласованных международных или единых международных правовых основ функционирования смарт-контрактов.

- Определение применимого права, а также вопрос исполнимости вынесенного решения. В данном контексте следует учесть, что смарт-контракты, как правило, заключаются в рамках трансграничных отношений, в связи с чем возникают вопросы в сфере материального права (в соответствии с правом какой страны составляется такой контракт) и процессуального (суд какой юрисдикции будет решать споры, возникающие при исполнении таких договоров).

- Отсутствие судебных прецедентов. Недостаток практики, обусловленный новизной технологии и ограниченностью применения, и недостаточное количество промышленных решений на ее основе затрудняют создание правовой основы, регулирующей указанную сферу.

10 октября 2017 года по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере Президент Российской Федерации В.В. Путин утвердил перечень поручений, которые охватывают основные вопросы легализации криптовалют. Было предложено подготовить поправки в законодательство, предусматривающие определение таких понятий, как «цифровая закладная», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт».

В настоящее время Центробанком РФ в Проекте Федерального закона «О цифровых финансовых активах» под смарт-контрактом понимается договор в электроннои? форме, определение и исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых записеи? в строго определеннои? им последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств.

Министерство финансов Российской Федерации, в свою очередь, в Проекте Федерального закона «О цифровых финансовых активах» предложило свое определение термина «смарт-контракт», подразумевая под ним договор в электронной форме, исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых транзакций в распределенном реестре цифровых транзакций в строго определенной им последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств.

Вышеуказанное определение смарт-контракта является не совсем верным и скорее более узким, потому что термин «транзакция» более применим к электронному движению денежных средств. А если мы рассматриваем этот термин в контексте регулирования цифровых активов, то речь главным образом идет о движении криптовалют. [4]

Отметим, что проект Федерального закона «Об альтернативных способах привлечения инвестиций (краудфандинге)» содержит указание на то, что термин «смарт-контракт» используется в данном проекте в значении, определенном в Проекте Федерального закона «О цифровых финансовых активах», но при этом дополняет, что с использованием смарт-контрактов могут совершаться действия, направленные на установление, изменение и прекращение прав и обязанностей участников инвестиционной платформы.

Помимо этого депутатами Государственной Думы Российской Федерации В.В. Володиным и П.В. Крашенинниковым на рассмотрение предложен Проект Федерального закона № 424632-7 от «26» марта 2018 года «О внесении изменений в части первую, втору и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым вводятся такие термины, как «цифровое право» и «цифровые деньги». [5]

Данный проект регламентирует, что в случаях, предусмотренных законом, права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационнои? системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, при условии, что информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав. Указанный цифровой код или обозначение признаются цифровым правом. [5]

Надо заметить, что после идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть, а лицо, «покупающее» тот или иной виртуальный объект (цифровое право), получит этот объект автоматически при наступлении указанных обстоятельств. [6]

При этом в пояснительной записке к проекту указывается, что никаких других норм для смарт-контрактов не требуется, в остальном для регулирования отношений сторон по таким сделкам действующий ГК (Гражданский Кодекс РФ) вполне годен. Поэтому расмотрим ГК РФ в части понятия договора, его видов и способах заключения (форм).

В соответствии с ч. 1 ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. [7]

Согласно ч. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. [7]

Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной (ч. 2 ст. 432 ГК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 433 ГК РФ договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.
Согласно ч. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма. [7]

В соответствии с ч.2 ст. 434 ГК РФ договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. [7]

Регулирование споров по смарт-контрактам представляется также возможным в рамках Гражданского Кодекса РФ. Стороны должны будут провести переговоры, по результатам которых будет определено право, применимое к их правоотношениям (п.1 ст. 1210 ГК РФ). При этом подобный выбор должен быть либо прямо выражен в договоре или определенно вытекать из условий договора (п.2 ст. 1210 ГК РФ). То есть, для того, чтобы суд признал действительность подобного соглашения, сторонам необходимо иметь письменное подтверждение данному соглашению.[7]

Все вышеуказанные нормы ГК РФ вполне применимы к порядку заключения смарт-контракта, поскольку его механика состоит в достижении между сторонами соглашения по определенным вопросам и закрепление этого соглашения путем электронных средств. [8]

На основании вышеизложенного представляется необходимым и целесообразным сформулировать легальное и наиболее объективное определение термина «смарт-контракт».

Смарт-контрактом можно назвать соглашение двух или более лиц, направленное на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей в отношении цифровых прав, заключаемое в электронном виде путем внесения в децентрализованную информационную систему информации об условиях сделки, использующее в качестве средства платежа цифровые деньги и исполняемое в определенной последовательности, предусмотренной математическим алгоритмом в автоматическом режиме. [9]

Следовательно, смарт-контракт – это не один из видов самостоятельного договора, а лишь форма заключения соглашения между участниками хозяйственной деятельности, основанная на технологии блокчейн и направленная на минимизацию временных, технических и материальных издержек, а также на снижение и (или) предотвращение для участников сделки правовых рисков.

Заявив о себе уже сейчас, в отсутствие правового регулирования, смарт-контракты могут в перспективе занять одно из важнейших мест в системе договорного права Российской Федерации в будущем, более того, находящиеся уже в разработке нормативно-правовые акты касательно цифровой области, могут служить доказательством о намерениях их использования на территории России. Соответственно, надо понимать, что структуру этого права нужно формировать уже сегодня, пока процессы блокчейна только набирают обороты и есть возможность руководить ими. Далее, когда движение примет массовый характер, это будет сделать гораздо сложнее.

Результатом исследования можно считать следующий вывод. Применение смарт-контрактов в традиционных процессах заключения договоров в перспективе может создать более комфортную и удобную среду для взаимодействия государства, организаций и граждан. Но для их правильного применения, необходимо их внедрение, которое невозможно без должного правового регулирования, а также решения ряда ранее перечисленных вопросов.

В нормативно-законодательной базе Российской Федерации на сегодняшний день отсутствует определение понятия «смарт-контракт». Согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, договор считается заключенным, в случае, если все перечисленные в нем условия удовлетворяют все стороны, которые можно согласовать в том числе для использования в форме смарт-контракта. Однако существует ряд вопросов, требующих дополнительной проработки.

Блокчейн – не единственная проблемная сфера современного законодательства. Кризис правового регулирования интернета связан с частичной невозможностью применения к нему традиционных методов правового воздействия, в связи с их неэффективностью. Смарт-контракты, изученные в работе также представляют собой угрозу традиционной функции государства – обеспечению исполнения контрактов. Современные вызовы ведут к изменению самих методов правового регулирования и появлению новых отраслей права, что требует больших затрат как временных, так и финансовых.

Для успешного развития смарт-контрактов на территории Российской Федерации в частности, необходимо ее правовое закрепление, закрепление правового статуса сторон смарт-контракта, порядок организации защиты интересов каждой стороны смарт-контракта и разработка единого подхода к применению соответствующих норм, что потребует отдельных специальных нормативно-правовых актов, помимо Гражданского Кодекса. В противном случае, подобная мобильность права в данном вопросе грозит криминализацией этого сектора экономики.


Библиографическая ссылка

Глинская Е.В., Давыдов Е.Д., Литвиненко Д.И., Пеняева С.М. SMART CONTRACTS КАК СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ В РАЗВИТИИ ТЕХНОЛОГИИ БЛОКЧЕЙН // Международный студенческий научный вестник. – 2019. – № 3. ;
URL: https://eduherald.ru/ru/article/view?id=19638 (дата обращения: 14.06.2024).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1,674