Электронный научный журнал
Международный студенческий научный вестник
ISSN 2409-529X

ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ТОЛЕРАНТНОСТИ У МОЛОДЕЖИ

Науширванова Р.Р. 1
1 Башкирский Государственный Университет
Данная работа посвящена изучению уровня толерантности, статуса личностной идентичности и их взаимосвязи у студентов факультета психологии, представлены результаты эмпирического исследования, проведенного на базе Башкирского Государственного Университета. Представлен краткий обзор психологической литературы по данной тематике. Тенденции развития современного общества можно охарактеризовать как достаточно противоречивые, за последнее десятилетие происходили и продолжают происходить серьезные перемены в социально-экономическом, политическом, идеологическом устройстве государства. В частности, социальное многообразие, широкий спектр альтернатив, разнополярность общества, которые приводят к размываниию ориентиров самоопределения, внутриличностной неопределенности, кризису идентичности. Важность вопроса формирования личностной идентичности выдвигает запрос на эмпирические исследования данного феномена. Анализ исследований, посвященных изучению взаимосвязей между феноменами личностной идентичности и толерантности, выявляет наличие противоположных подходов. Мы предположили, что Личностная идентичность имеет прямую взаимосвязь с такими переменными как самоконтроль, эмоциональная устойчивость, любознательность, привязанность. Люди с достигнутой идентичностью имеют средний уровень толерантности, а люди с диффузной идентичностью и мораторием идентичности чаще проявляют себя как абсолютно толерантные. По результатам исследования была выявлена обратная взаимосвязь личностной идентичности с уровнем толерантности. Студенты, которые хотят соответствовать идеальному представлению о себе, ориентированы на других, обладают более высоким уровнем толерантности.
Толерантность
личностная идентичность
статус личностной идентичности
эмпирическое исследование.
1. Marcia J.E. Identity in adolescence // Adelson J. (ed.) Handbook of adolescent psychology. N.Y.: John Wiley, 1980.
2. Waterman A.S. Identity development from adolescence to adulthood: An extension of theory and a review // Devel. Psychol. 1982. V. 18. N 3. Р. 341-358.
3. Абушенко В.Л. Идентичность [Электронный ресурс] // Новейший философский словарь / Сост. и гл. н. ред. А.А. Грицанов. 3-е изд., испр. - Мн.: Книжный Дом, 2003. Режим доступа: http://opredelenie1.ru/noveyshiyfilosofskiy-slovar/i/identity/
4. Бардиер Г.Л. Социальная психология толерантности: автореф. дис. док. псих. наук /Г.Л. Бардиер. – СПб.: 2007. – 345 с.
5. Идентичность: социально-психологические и социально-философские аспекты: коллективная монография / К.В. Патырбаева, В.В. Козлов, Е.Ю. Мазур, Г.М. Конобеев, Д.В. Мазур, К. Марицас, М.И. Патырбаева; науч. ред.К.В. Патырбаева; Перм. гос. нац. иссл. ун-т. – Пермь,2012. – 250 с
6. Климов И.А. Психосоциальные механизмы возникновения кризиса идентичности // Трансформация идентификационных структур в современной России. М.: Моск. обществ. науч. фонд, 2001. С. 54–81.
7. Кон И.С. Открытие Я. – М.: Политиздат, 1989. – С. 36-40
8. Мухина В.С. Феноменология развития и бытия личности: Избранные психологические труды. - М.: Воронеж: Нпо «Модэк», 1999. – С. 344-345
9. Никишина В. Б., Петраш Е. А. Методика исследования личностной идентичности: методология и технология стандартизации // Научные ведомости БелГУ. Серия: Гуманитарные науки. 2014. №13 (184). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/metodika-issledovaniya-lichnostnoy-identichnosti-metodologiya-i-tehnologiya-standartizatsii-1 (дата обращения: 23.11.2018).
10. Хомяков М. Б. Толерантность и её границы Tolerance and its boundaries // Нац. психол. журн. - 2011. - № 2. -С. 25-33.
11. Шнейдер Л.Б. Личностная, гендерная и профессиональная идентичность: теория и методы диагностики. – М.: Московский психолого-социальный институт, 2007. – С. 128
12. Шнейдер, Л.Б. Профессиональная идентичность: теория, эксперимент, тренинг. – М.: Воронеж: Изд-во Нпо «Модэк», 2004. – С. 355-374
13. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. – М.: Прогресс, 1996. – С. 340

Тенденции развития современного общества можно охарактеризовать как достаточно противоречивые, за последнее десятилетие происходили и продолжают происходить серьезные перемены в социально-экономическом, политическом, идеологическом устройстве государства. В частности, социальное многообразие, широкий спектр альтернатив, разнополярность общества, которые приводят к размываниию ориентиров самоопределения, внутриличностной неопределенности, кризису идентичности. Важность вопроса формирования личностной идентичности выдвигает запрос на эмпирические исследования данного феномена.

При этом необходимо отметить широкое разнообразие подходов к исследованию идентичности. Понятие идентичности в психологии традиционно связывают с именем Э.Эриксона, впервые детально разработавшего это понятие и, придавшего ему подлинно научный статус [13]. Для операционализации теоретических представлений Э.Эриксона, Дж. Марсиа предложил концепцию статусов эго-идентичности, ставшую впоследствии наиболее популярной моделью для изучения формирования эго-идентичности, в рамках которой проводятся многочисленные исследования [1]. В работах К. Леви-Стросс это понятие обсуждается как «сложный интегративный психологический феномен» [3]. А. Ватерман считает, что личностная идентичность связана с «наличием у человека четкого самоопределения, включающего выбор целей, ценностей и убеждений, которым человек следует в жизни» [2]. Цели, ценности и убеждения он называет элементами идентичности.

В представлениях И.С. Кона, идентичность - самость есть один из аспектов проблемы «Я» – «Эго» и «образ Я». «Эго» как регулятивный механизм предполагает преемственность психической деятельности и наличие информации о самом себе. «Образ Я» как бы достраивается и одновременно корректирует её [7].

Автор концепции становления структуры самосознания личности В.С. Мухина определяет самосознание как всеохватывающую, исторически сложившуюся и социально-обусловленную психологическую структуру, свойственную каждому социализированному индивиду, состоящую из звеньев, которые составляют содержание ключевых переживаний личности и выступают внутренними факторами рефлексии, её отношения к самой себе и окружающему миру [8].

Идентичность определяется и как чувство целостности своей личности, и как сумма знаний о себе, и как представления об осмысленности и временной перспективы своей жизни, т.е. она выступает как «сложный интегративный феномен». По мнению Л.Б. Шнейдер, идентичность есть синтез таких характеристик человека, как тождественность, целостность и определённость в уникальную структуру, присвоение и изменение которой происходит в результате адаптации и переориентации в постоянно меняющейся и преображающейся среде [11]. Л.Б. Шнейдер представляет еще одну важную часть личностной идентичности – это ее значение в профессиональной целостности человека [12]. Процесс подготовки студентов к будущей специализации очень сложен, трудоемок и многосторонен. Он содержит в себе не только организацию учебно-профессиональной деятельности и профессиональной этики, но и воспитание личностных свойств. 

Одной из таких неразрывных личностных атрибутов является личностная идентичность. Таким образом, будущий специалист должен владеть необходимыми знаниями, умениями, навыками и компетенцией, которые необходимы в будущей профессии, а также он должен отождествлять себя со своей деятельностью, со своей личностью в целом, который будет способен разрешать соответствующие целесообразные задачи. Роль идентичности в жизни и деятельности человека невозможно недооценить. Высокий уровень ее сформированности характеризует человека как зрелую личность, способную актуализировать и реализовывать свой потенциал. Отсутствие идентичности или низкий уровень ее сформированности приводят к крайне негативным последствиям, как отмечал тот же Э. Эриксон, к потере чувства тождественности, целостности с собой, разорванности структуры «Я».

В отечественной психологии у Е.А. Климова «личностная идентичность» рассматривается как «ведущая характеристика личностного развития человека, свидетельствующая о степени принятия себя, деятельности в качестве средства самореализации и развития» [6]. Конобеев Г.М. изучает личностную идентичность как осознание своей тождественности с группой и оценка значимости членства в ней [5]. Никишина В.Б. и Петраш Е.А. предложили методику диагностики личностной идентичности, отражающую степень согласованности структурной организации параметров идентичности по психосемантическому основанию [9].

Предпосылки формирования и многочисленные аспекты содержания толерантности изучались как отечественными, так и зарубежными авторами, большинство которых посвящены разработке проблемы толерантности в контексте межэтнического и межкультурного взаимодействия (Н.М. Лебедева, В.Ф. Петренко, Г.У. Солдатова, Т.Г. Стефаненко, А.Н. Татарко, В.Ю. Хотинец, Л.Д. Шайгеров, Е.И. Шлягина;Т. Адерно, Дж. Келли, К. Лоренц, П. Маркузе, Г. Олпорт, Б.Э. Риэрдон, М. Уолцер); проблема коммуникативной толерантности рассмотрена слабо (А.Г. Асмолов, Г.Л. Бардиер, В.В. Бойко, С.Л. Братченко, Е.Г. Виноградова, И.Б. Гриншпун, В. А. Лекторский, В.Д. Менделевич, М.С. Мириманова, Ю.Р. Мухина, Г.У. Солдатова). Поскольку охватить все сферы проявления толерантности сложно, в данной работе мы остановимся на коммуникативном аспекте проявления толерантности. Под коммуникативной толерантностью понимается характеристика отношения к окружающим, отражающая степень непереносимости личностью неприятных ей и, по ее мнению, неприемлемых психических состояний, личностных качеств и поступков других участников межличностного взаимодействия

Анализ исследований, посвященных изучению взаимосвязей между феноменами личностной идентичности и толерантности, выявляет наличие противоположных подходов. По мнению М.Б. Хомякова, «процесс формирования идентичности прямо противоположен процессу формирования толерантности. Действительно, в первом случае мы имеем сосредоточение на различиях - в культуре, мнении, поведении, тогда как во втором речь идет о временном забвении различий и сосредоточении на уважении другого человека «равного» субъекту толерантности» [10]. М. Игнатьефф считает, что толерантность и идентичность - это несовместимые понятия: групповые идентичности выступают основной причиной интолерантности в обществе [4]. Сторонники второго подхода (Дж. Ньюмен, Дж. Берри) говорят о единстве и взаимообусловленности идентичности и толерантности в условиях полиэтничного и поликонфессионального социума в условиях глобализации.

В качестве эмпирических методов использовали метод тестирование: Методика изучения личностной идентичности (Шнейдер Л.Б.); Методика диагностики общей коммуникативной толерантности (В.В. Бойко); Методика многофакторного исследования личности Кеттелла Р.Б.

Cредние баллы по шкалам методики на коммуникативную толерантность В. Бойко во взаимосвязи с типами личностной идентичности показывают, что по шкалам «Неприятие индивидуальности», «Желание сделать партнера удобным», «Неумение скрывать чувства», «Неумение прощать ошибки», «Плохое приспособление» более высокие показатели, чем по остальным типам личностной идентичности, по типу «Преждевременная идентичность», т.е. люди, находящиеся в данном статусе идентичности, не видят в других их отличительные черты, стараются «подогнать» их под свои представления, соответственно сложнее приспосабливаются к характерам, привычкам, установкам или притязаниям других. По шкале «Категоричность» более высокие баллы по типу личностной идентичности «Псевдоидентичность», что указывает на консервативность личности в оценках людей, требование от них однообразия, которое соответствует внутренним установкам.

По факторам методики многофакторного исследования личности Кеттелла «эмоциональная устойчивость», «моральная нормативность», «смелость», «дипломатичность», «тревожность», «самостоятельность», «самодисциплина» выявлена эмоциональная неустойчивость, принципиальность, придерживание правил поведения, морали, робость, осторожность, сдержанность, хитрость, расчетливость, искушенность, тревожность, депрессивность, конформизм, зависимость от группы, точность в выполнении социальных требований по типу личностной идентичности «Преждевременная идентичность», что соответствует теоретическим данным и свидетельствует о валидности выборки.

По фактору «напряженность» выявлена расслабленность, спокойствие, лень, низкое рабочее напряжение по типу достигнутой личностной идентичности и напряженность, взвинченность, высокое рабочее напряжение по типу личностной идентичности «Преждевременная идентичность». Это может говорить об отсутствии внутренних конфликтов, переживаний и наличии устоявшихся ценностей, что обеспечивает внутреннее спокойствие у личности с достигнутой идентичностью.

По фактору «восприимчивость к новому» выражен консерватизм, придерживание установившихся понятий, принимание их на веру по типу личностной идентичности «Псевдоидентичность», что согласуется с ригидностью Я-концепции и стереотипным пониманием себя при таком статусе идентичности.

Результаты по методике личностной идентичности прокоррелировали не со всеми шкалами методики на коммуникативную толерантность. Обратная связь обнаружена с показателями следующих шкал: «Желание сделать партнера удобным» (r=-0,23), «Неумение прощать ошибки» (r=-0,18), «Нетерпимость к дискомфорту» (r=-0,13).

Таким образом, человек, стремящийся к самостоятельности, реализующий себя в жизни, более терпим к ошибкам, которые совершают другие, к физическому или психическому дискомфорту, в котором оказался другой человек, т.е. более отзывчивый и мягкий, в меньшей степени старается подогнать партнера под себя, сделать его удобным. 


Библиографическая ссылка

Науширванова Р.Р. ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ И ТОЛЕРАНТНОСТИ У МОЛОДЕЖИ // Международный студенческий научный вестник. – 2018. – № 6.;
URL: http://eduherald.ru/ru/article/view?id=19345 (дата обращения: 22.08.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252