Электронный научный журнал
Международный студенческий научный вестник
ISSN 2409-529X

ДИНАМИКА ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ СИФИЛИСОМ В РОССИИ В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДНИХ 20 ЛЕТ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

Шардакова А.А. 1
1 ФГБОУ ВО УГМУ Минздрава России
В статье представлен обзор литературы по динамике заболеваемости сифилисом в России в течение последних 20 лет. Описаны негативные эпидемиологические тенденции, такие, как увеличение доли скрытых форм сифилиса, нейросифилиса. Авторы отмечают, что с начала ХI столетия в распространении сифилиса среди населения России возрастает эпидемиологическая роль трудовых мигрантов, интенсивные показатели заболеваемости сифилисом которых превышают общую заболеваемость сифилисом и находились в диапазоне от 243 до 1877 случаев на 100 тыс. обследуемых. Отмечены уязвимые группы по заболеваемости ИППП, в том числе, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. Исследователи отмечают, что в РФ несмотря на некоторое снижение показателей заболеваемости сифилисом, эпидемиологическая ситуация остается неблагоприятной.
динамика заболеваемости сифилисом
сифилис детей
сифилис беременных
нейросифилис
1. Абабкова Т. В. Снижение заболеваемости ИППП населения Архангельской области и роль медицинских учреждений в ее снижении / Т. В. Абабкова // Вестник дерматологии и венерологии. 2006. - № 4. - С.19-21.
2. Бурыкина Г. Н. Клинико-эпидемиологические особенности течения сифилиса в Санкт-Петербурге / Г. Н. Бурыкина, А. В. Севашевич, З. С. Кабирова, В. П. Галиновская, Л. А. Пархоменко, М. В. Тухтарова // Вестник дерматологии и венерологии. 2006. -№ 1.-С.46-49.
3. Захарова М. А. Медико-социальная характеристика заболеваемости населения ИППП, в условиях крупной промышленной области: Автореф. дис. … докт. мед. Наук / М.А. Захарова; Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Челябинская Государственная медицинская академия" МЗ РФ, Государственное учреждение здравоохранения "Челябинский областной кожно-венерологический диспансер". - М., 2005. – 45 с.
4. Иванова М. А. Клинико-эпидемиологические особенности сифилиса у детей в период последней эпидемии в России /М. А. Иванова, Г. Э. Шинский, В. А. Мерзляков, Л. С. Никитина, А. В. Зельцер, А. Г. Шевченко // Российский журнал кожных и венерических болезней. 2006. -№6. -С. 69-72.
5. Кубанова А. А. Развитие российской дерматовенерологии на современном этапе (по материалам доклада на IX Российском конгрессе дерматовенерологов) / А. А. Кубанова; ФГУ "Государственный научный центр дерматовенерологии, г. Москва" // Вестник дерматологии и венерологии. - 2005. - № 6. - С. 1-11.
6. Кубанова А.А. Анализ эпидемиологической ситуации и динамика заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем, и дерматозами на территории Российской Федерации /А.А. Кубанова // Вестник дерматологии и венерологии 2010; 5: 4-22.
7. Кубанова А.А., Мелехина Л.Е., Кубанов А.А., Богданова Е.В. Заболеваемость сифилисом в Российской Федерации за период 2004—2013 гг. / Вестник дерматологии и венерологии 2014; 5: 24-31
8. Кунгуров Н.В., Уфимцева М.А., Малишевская Н.П., Сырнева Т.А., Струин Н.Л., Сурганова В.И. Эпидемиологическая роль мигрантов в распространении сифилиса на территориях Урала, Сибири и Дальнего Востока Вестник дерматологии и венерологии. 2010. № 2. С. 4-9.
9. Кунгуров Н.В., Зильберберг Н.В., Кохан М.М., Уфимцева М.А. Актуальные вопросы повышения доступности и качества дерматовенерологической помощи Российский журнал кожных и венерических болезней. 2007. № 1. С. 71-76.
10. Кунгуров Н.В., Уфимцева М.А. Эпидемиологические и социальные аспекты заболеваемости сифилисом, приоритетные задачи по предотвращению дальнейшего распространения инфекции Изд-во Урал. ун-та, 2008. Екатеринбург, 196 с.
11. Малишевская Н.П., Уфимцева М.А., Попова Е.В., Барановская Т.Н., Коробова Г.Г. Социально-личностная характеристика подростков, больных гонореей Российский журнал кожных и венерических болезней. 2008. № 1. С. 58-60.
12. Нестеренко В. Г. Сифилис как проявление хронической системной инфекции / В. Г. Нестеренко, В. А. Аковбян, Е. Н. Семенова и др.; НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунологии : двухмесячный научно-практический журнал. - 2006. - N 4 . - С. 120-124.
13. Николаева К.И., Уфимцева М.А., Сырнева Т.А. Организация первичной профилактики инфекций, передаваемых половым путем, среди детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях детских социальных учреждений Вестник дерматологии и венерологии. 2016. № 4. С. 39-41.
14. Олисов А.О. Эпидемиология и профилактика сифилиса у детей / А.О. Олисов, М. В. Комлев, Т. В. Левина, О. Ю. Олисова, Н. И. Галиуллина // Российский журнал кожных и венерических болезней. 2005. -№1. -С. 35-37.
15. Сырнева Т. А. Автореф. дис. … докт. мед. Наук / Т.А. Сырнева; Государственное учреждение "Уральский научно-исследовательский институт дерматовенерологии и иммунопатологии Министерства здравоохранения РФ". - М., 2002. – 35 с.
16. Сырнева Т.А., Малишевская Н.П., Уфимцева М.А. Современное состояние профилактической работы в кожно-венерологических учреждениях // Здравоохранение Российской Федерации. - 2012. - № 6. - С.11-15.
17. Сырнева Т.А., Малишевская Н.П., Уфимцева М.А. Структура и объем профилактической работы в кожно-венерологических учреждениях // Уральский медицинский журнал. - 2011. - № 8. - С. 16-19.
18. Сырнева Т.А., Уфимцева М.А., Николаева К.И., Ниселова М.З., Бочкарев Ю.М., Казаева А.В. К вопросу об организации медико-социальной помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей Здравоохранение Российской Федерации. 2015. Т. 59. № 3. С. 40-42.
19. Сырнева Т.А., Струин Н.Л., Уфимцева М.А., Струина Н.Н. Опыт работы информационно-управленческой системы по освидетельствованию иностранных граждан в Свердловской области Здравоохранение Российской Федерации. 2014. Т. 58. № 6. С. 46-48.
20. Тихонова Л.И. Масштаб распространения, определяющие факторы и последствия врожденного сифилиса в Российской Федерации: результаты оценки в пяти регионах / Л.И. Тихонова, Э.А. Сафарова, Э.Р. Салахов // Вестник дерматологии и венерологии. 2006. -№ 4.-С.41-43.
21. Уфимцева М.А., Малишевская Н.П., Сырнева Т.А. Клинико-эпидемиологические особенности сифилиса на территориях Урала, Сибири и Дальнего Востока // Современные проблемы дерматовенерологии, иммунологии и врачебной косметологии. - 2009. - Т. 2, № 2. - С. 68-73.
22. Чеботарев В. В. О скрытых формах сифилиса/ В.В. Чеботарев // Вестник дерматологии и венерологии. 2006. - № 3. - С.52-54.
23. Шакуров И. Г. Организационно-управленческая модель дерматовенерологической службы субъекта федерации на примере Самарской области : Автореф. дис. … докт. мед. Наук / И.Г. Шакуров; Самарский государственный медицинский университет, Самарский областной кожно-венерологический диспансер. - М., 2002. – 34 с.
24. Шувалова Т.М. / Т.М. Шувалова, А. Г. Туманян, И. М. Соколова и др. // Заболевания, передаваемые половым путем. -1998.-№ 6.-С.26-32.
25. Шубина А.С. Эпидемиологические аспекты заболеваемости нейросифилисом // Международный журнал экспериментального образования. – 2016. – № 4-3. – С. 427-429;

Конец ХХ столетия характеризовался как период резкого подъема заболеваемости сифилисом в России. Период с 1988 по 1996 г. в РФ был отмечен многократным (в 62 раза) увеличением показателей заболеваемости сифилисом [20]. С 1997 г. эпидемия сифилиса в России пошла на спад и за семь последующих лет (1998 - 2004 г.) уровень заболеваемости сифилисом снизился в 3,8 раза среди городского населения (с 301,6 случаев на 100 тыс. населения в 1997 г. до 78,8 в 2004 г.). Среди сельских жителей России показатель заболеваемости к 2004 г. (80,4 на 100 тыс. населения) относительно 1997 г. (211,1 на 100 тыс. населения) снизился в 2,6 раза, и впервые в 2004 г. оказался выше показателя заболеваемости городского населения. Темпы снижения заболеваемости сифилисом всего населения РФ в этот период варьировали от – 11,5 до – 20,5 % в год [5].

Заболеваемость сифилисом в 2009 г. в РФ составила 53,3 на 100 тыс. населения. Всего в 2009 г. было зарегистрировано 75685 случая сифилиса, из них 639 – у детей 0-14 лет, 1955 – у детей 15-17 лет. С 2003 по 2007 г. уровень заболеваемости сифилисом снизился на 33,7 %. В среднем снижение происходило на 6,8 % в год. Интенсивность снижения заболеваемости была неравномерной, с 2003 по 2005 г. – в 1,2 раза, с 2005 по 2006 г. – в 2,6 раза, а с 2006 по 2007 г. показатель интенсивности снижения заболеваемости вновь уменьшился до 1,6 раза [6]. Однако, несмотря на снижение заболеваемости сифилисом в целом по РФ, её уровень превышал в десятки раз не только европейские показатели, но и показатели прежних волн подъема заболеваемости в России.

Наряду со снижением общего уровня заболеваемости сифилисом сохранялись некоторые неблагоприятные тенденции: рост удельного веса в структуре заболеваемости сифилисом молодежи и подростков, женщин; высоким удельным весом латентных форм; увеличением числа случаев нейросифилиса. Рост регистрации случаев нейросифилиса свидетельствует о том, что пациенты несвоевременно обращаются за медицинской помощью в специализированные лечебные учреждения, а используемые в клинической практике методы диагностики и лечения сифилиса не всегда адекватны [4, 25].

Так Г. Н. Бурыкин и др. (2006) отмечает, что при углубленном обследовании 50 больных вторичным и ранним скрытым сифилисом обнаружено многообразие клинических симптомов раннего нейросифилиса с поражением органов зрения, симптомами позднего нейросифилиса в первые годы после инфицирования [2]. По данным М. А. Захаровой (2005), анализ клинических форм сифилиса в Челябинской области, выявляемого в 1997-2003 г., показал, что в области увеличилась заболеваемость поздними формами сифилиса с 0,03 до 1,3 случаев на 100 тыс. населения, начали регистрироваться другие формы вторичного сифилиса кожи и слизистых (0,06-0,14), позднего нейросифилиса с симптомами (0,06-0,2), асимптомного нейросифилиса (0,03), увеличилась заболеваемость поздним скрытым сифилисом (0,03-1,1), неуточненным ранним или поздним сифилисом (0,03-0,2). Авторы указывают, что структура клинических форм сифилиса также изменилась: с 1997 г. снизился удельный вес первичного с 26,6% до 14,9% и вторичного сифилиса кожи и слизистых с 51,4% до 39,6%, возрос удельный вес скрытого раннего с 21,9% до 43,7% и поздних форм сифилиса с 0,02% до 1,6%. По данным исследователя, увеличилась доля больных предпенсионного и пенсионного возраста с 3,9 до 6,4% [3]. По данным В. В. Чеботарева и др. (2006), в Ставропольском крае заболеваемость скрытым ранним сифилисом в 1997 г. (разгар эпидемии) составляла всего 17,0%, в 2002 г. уже 32,0%, в 2003 г. – 34,2 %, в 2004 г. – 39,3% [22]. Проведенный Т. А. Сырневой (2002) сравнительный анализ эпидемиологических и социальных аспектов сифилиса в 70-е и 90-е годы в Свердловской области выявил изменения, выражающиеся в возрастании удельного веса раннего скрытого сифилиса, отсутствии крупных очагов инфекции, при устойчивом преобладании удельного веса девочек и молодых женщин до 20 лет, увеличении числа лиц, не занятых общественно-полезным трудом, и учащихся, значительном снижении числа лиц, привлеченных в качестве половых и бытовых контактов, больных сифилисом, формирующих резервуар сифилитической инфекции за счет недообследованных пациентов, возрастании относительного индекса заражаемости. Исследователь отмечает, что наметившаяся тенденция к снижению заболеваемости сифилисом не является стабильной, ее прогноз сомнительный из-за ряда основных причин: снижение административного контроля за осуществлением противоэпидемических мероприятий КВУ и другими ЛПУ; отсутствием надежной статистической отчетности из-за развития широкой сети коммерческой медицины и самолечения; возрастанием таких социальных явлений, играющих важную роль в распространении ИППП, как наркомания, преступность и проституция, в то время как государственные меры воздействия не эффективны [16, 17, 19].

Неблагополучная эпидемиологическая ситуация по сифилису отразилась и на наиболее уязвимых группах населения, к которым относятся дети. Так, по данным Т. М. Шуваловой и др. (1998) за 10 лет (с 1987 по 1996 г.) в возрастной группе от 0 до 14 лет произошел рост заболеваемости в 146,2 раза; от 15 до 17 лет – в 217 раз. В структуре общей заболеваемости сифилисом в 1997 г. дети составили 1,0 % (при показателе заболеваемости 11,6 случаев на 100 тыс. детского населения) [24]. По данным И. Г. Шакурова (2002), в Самарской области за период 1991-2001 г. удельный вес подростков (17-19 лет) увеличился с 2,8% до 10,6%, а детей до 17 лет – с 4,9% до 8,6% [23]. Интенсивные показатели заболеваемости сифилисом подростков в Челябинской области в 1996-1997 г. превышали средние показатели заболеваемости всего населения в 2,2-1,2 раза [3]. М. А. Иванова и др. (2006) отмечают, что неблагополучный микроклимат в семье, раннее начало половой жизни и недостаточная осведомленность о путях передачи и клинических проявлениях ИППП стали причиной неблагополучной эпидемиологической ситуации по сифилису среди детского населения [4]. По данным А. О. Олисова и др. (2005) рост приобретенного сифилиса у детей и подростков имеет тенденцию к «омоложению» этого заболевания и преобладанию полового пути передачи; сифилисом, передаваемым половым путем, заболевают в основном социально дезадаптированные дети, т.е. беспризорные, правонарушители, употребляющие алкоголь и наркотики, занимающиеся проституцией;   сифилис у детей, передаваемый контактно-бытовым путем диагностируется чаще у детей младшего возраста в семьях с низким социальным статусом и отсутствием элементарных знаний о проявлениях и профилактике ИППП [14].

Многие специалисты предполагали, что наблюдаемое в тот период уменьшение показателей заболеваемости сифилиса свидетельствовало не о реальном снижении заболеваемости, а о дефектах в статистической отчетности, связанной с возросшим использованием населением услуг частных врачей и коммерческих медицинских учреждений, а также существующей практики самолечения [12]. Так М. И. Иванова и др. (2006) отмечали искусственное снижение показателей заболеваемости ИППП за счет сокращения числа регистрируемых инфекций с 1999 г. Автор указывал на необходимость контроля учета и отчетности медицинских организаций негосударственной системы и частнопрактикующих врачей по регистрации ИППП [4]. По данным Т. В. Абабковой (2006), большую часть (80%) из заболевших ИППП составляли городские жители, что, по мнению исследователей, связано с низкой доступностью для сельских жителей специализированной помощи и их более поздней обращаемостью. Это подтверждается тем, что за период с 2001 по 2004 гг. частота выявления поздних форм сифилиса увеличилась среди сельского населения с 38,7 до 82,1% [1].

Исследователи отмечали, что с начала ХI столетия в распространении сифилиса среди населения РФ возрастает эпидемиологическая роль трудовых мигрантов. Интенсивные показатели заболеваемости сифилисом (на 100 тыс. обследуемых) данного контингента в 2,0 – 29,0 раз превышали общую заболеваемость сифилисом и находились в диапазоне от 243 до 1877 случаев на 100 тыс. обследуемых [8, 9, 10, 19, 21].

Кроме того, авторами выделяются уязвимые группы по заболеваемости ИППП, в том числе, дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей [11, 13, 18].

В 2013 г. в Российской федерации доля сифилиса среди всех ИППП составила 10,5%, уровень заболеваемости сифилисом достиг 28,9 человек на 100 000 населения. Заболеваемость сифилисом в целом по Российской федерации за последние десять лет снизилась на 63,6%. Оценивая структуру заболеваемости сифилисом за период 2004—2013 гг), наблюдается интенсивное снижение доли ранних форм сифилиса, на которые в 2013 г. приходилось 79,5% (2004 г. — 97,6%), и резкое нарастание доли поздних форм — 12,2% (2004 г. — 1,2%). В структуре поздних форм сифилиса, преобладает поздний скрытый сифилис — 76,0%, на втором месте — поздний нейросифилис — 19,6% [7].

Таким образом, в РФ несмотря на некоторое снижение показателей заболеваемости сифилисом, эпидемиологическая ситуация остается неблагоприятной: показатели превышают значения прежних волн подъема заболеваемости в России, в структуре заболеваемости сифилисом отмечается рост удельного веса детей и подростков; высоким удельным весом латентных форм; увеличением числа случаев нейросифилиса.


Библиографическая ссылка

Шардакова А.А. ДИНАМИКА ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ СИФИЛИСОМ В РОССИИ В ТЕЧЕНИЕ ПОСЛЕДНИХ 20 ЛЕТ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ) // Международный студенческий научный вестник. – 2016. – № 6.;
URL: http://eduherald.ru/ru/article/view?id=16667 (дата обращения: 01.06.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074