Электронный научный журнал
Международный студенческий научный вестник
ISSN 2409-529X

ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ НАРУШЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ОХРАНЫ ТРУДА

Шумская А.А. 1
1 Оренбургский институт (филиал) ФГБОУ ВО "Московский государственный юридический университет имени О.Е.Кутафина (МГЮА)"
Статья 143 Уголовного кодекса Российской Федерации криминализирует нарушение требований охраны труда, таким образом, санкция данной статьи установлена для множества диспозиций нормативно-правовых актов, регулирующих безопасность проведения работ в различных сферах экономики. В настоящей статье рассматриваются проблемы, которые возникают при квалификации и рассмотрении состава преступления, предусмотренного статьей 143 Уголовного кодекса Российской Федерации, такие как сложности при доказывании причинно-следственной связи между действиями или бездействием ответственных за охрану труда лиц различного уровня, важность документального оформления производимых работ, огромный массив нормативно-правовых актов, к которым отсылает бланкетная диспозиция данной статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, необходимость изучения локальных актов организации, в которой было совершено преступление для правильного определения субъекта преступления.
уголовная ответственность
нарушение требований
охрана труда.
1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев). - 12-е изд., перераб. и доп. // Справочно-правовая система «Гарант» (дата обращения: 17.10.2016)
2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (исправлен, дополнен, переработан) (под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Чучаева) // Справочно-правовая система «Гарант» (дата обращения: 17.10.2016)
3. Справка о правилах охраны труда // Справочно-правовая система «Гарант» (дата обращения: 17.10.2016)
4. Хилтунов В.В. Уголовная ответственность за нарушение требований охраны труда: диссертация … кандидата юридических наук: 12.00.08. ? Москва, 2015. С.70.
5. Апелляционное постановление № 22-3548/2016 от 5 июля 2016 г. по делу № 22-3548/2016 // http://sudact.ru/regular/doc/KCMwAS5pDdoj/ (дата обращения: 17.10.2016)
6. Апелляционное постановление № 22К-2695/2016 от 25 мая 2016 г. по делу № 22К-2695/2016 // http://sudact.ru/regular/doc/CCgk410DzSp/ (дата обращения: 17.10.2016)
7. Апелляционное постановление № 22-1531/2016 от 28 апреля 2016 г. по делу № 22-1531/2016 //http://sudact.ru/regular/doc/BIzrUr3iNR6b/ (дата обращения: 17.10.2016)
8. Кассационное определение СК по уголовным делам Кемеровского областного суда от 29 мая 2012 г. по делу N 22-2534 // Справочно-правовая система «Гарант» (дата обращения: 17.10.2016)

Состав преступления, предусмотренного статьей 143 Уголовного кодекса Российской Федерации, представляет значительные сложности для правильной квалификации, так как характеризуется рядом особенностей.

Для квалификации содеянного по статье 143 Уголовного кодекса Российской Федерации важным фактом является то, что потерпевшим может быть только лицо, состоящее в трудовых отношениях с работодателем, у которого имело место нарушение требований охраны труда. Причем трудовые отношения с потерпевшим могут быть как оформленными трудовым договором, так и являться фактическими трудовыми отношениями [1].

Диспозиция статьи 143 Уголовного кодекса Российской Федерации является бланкетной. В зависимости от отраслевой принадлежности работодателя суд рассматривает правила, относящиеся непосредственно в той сфере деятельности, в которой произошел инцидент. Так, согласно справке справочно-правовой системы «Гарант», только число межотраслевых сборников правил составляет тридцать три документа, в том числе Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 16 ноября 2015 г. N 873н «Об утверждении Правил по охране труда при хранении, транспортировании и реализации нефтепродуктов», Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 15 октября 2015 г. N 722н «Об утверждении Правил по охране труда при производстве цемента», Постановление Минтруда РФ от 17 июня 2003 г. N 36 «Об утверждении Межотраслевых правил по охране труда при эксплуатации промышленного транспорта (конвейерный, трубопроводный и другие транспортные средства непрерывного действия)», а отраслевых правил охраны труда существует свыше шестидесяти [2]. Таким образом, нарушить данную статью Уголовного кодекса Российской Федерации можно очень длинным перечнем действий, но чаще всего объективной стороной данного преступления является бездействие, выражающееся в несоблюдении обязанностей и запретов, установленными технико-юридическими нормами отраслевых и межотраслевых правил охраны труда и типовых инструкций. Как пишет Н.Н. Хилтунов, огромный массив норм, регулирующих сферу безопасности труда «создает   серьезные   сложности   при квалификации деяний в связи со значительным объемом нормативно-правовых актов регулирующих данную сферу» [3].

Спорным вопросом является определение субъекта преступления. В комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации под редакцией Лебедева говорится от том, что специальным субъектом данного преступления являются «лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ, а также руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий» [4]. Тогда как в судебной практике все гораздо сложнее. Так, очень показательным в этом смысле является Апелляционное постановление № 22-3548/2016 от 5 июля 2016 г. по делу № 22-3548/2016. Суть дела состояла в том, что суд первой инстанции не оценил локальные нормативно-правовые акты организации, а именно распределение ответственности за соблюдение требований охраны труда в организации. Подсудимый, несмотря на то, что был главным инженером, не был ответственен за безопасность на том участке деятельности организации, где произошли общественно опасные последствия в виде причинения смерти человеку. Положение по организации работы в области охраны труда в обществе с ограниченной ответственностью назначало ответственным за безопасность на данном участке работ не главного инженера, а иное лицо. В связи с тем, что судом первой инстанции не были рассмотрены и оценены локальные акты организации, уточняющие статус подсудимого, суд апелляционной инстанции отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение [5]. Таким образом, для того, чтобы определить является ли лицо специальным субъектом данного преступления, мало указания на его должность, необходимо изучить все локальные акты, касающиеся должностного положения и ответственности данного лица в организации.

Также возможность привлечения лиц к ответственности по статье 143 Уголовного кодекса Российской Федерации ограничена тем, что потерпевший в момент травмирования или смерти должен находиться на своем рабочем месте, все работы, проводившиеся в это время им должны быть задокументированы. Так, Апелляционным постановлением № 22К-2695/2016 от 25 мая 2016 г. по делу № 22К-2695/2016 была отклонена жалоба вдовы погибшего на постановление следователя от 17.11.14. об отказе в возбуждении уголовного дела по факту его смерти. Дело было в том, что погибший работал на собственном сварочном оборудовании во время своего отгула и никаких сварочных работ в это время в данном обществе с ограниченной ответственностью не должно было производиться [6].

В судебной практике существует также и такая проблема: субъектом преступления может быть и лицо, на котором лежала обязанность по ознакомлению потерпевшего с правилами охраны труда и иными документами. Так, в одном деле потерпевший не был ознакомлен под роспись с заводской инструкцией планетарной бетономешалки, а также не было документов о том, что подсудимый проверял знания потерпевшего в области охраны труда. Приговор, несмотря на доводы защиты, был оставлен без изменений [7].

Еще одной особенностью данной категории дел является сложный характер причинно-следственной связи. Так, смерть потерпевшего может находиться в причинно-следственной связи с его собственными неосторожными действиями, с допуском его к работе с неисправным оборудованием а, а также с общим необеспечением безопасного ведения работ на участке. Поэтому в судебной практике возникают спорные ситуации, когда в первой инстанции начальник участка и по совместительству начальник смены был признан невиновным, а в кассации данное решение суда было отменено. Как установлено судом апелляционной инстанции и не оспаривалось в кассационном представлении, согласно должностной инструкции начальник участка был обязан контролировать безопасное ведение работ. Техническое состояние ленточного конвейера в день происшествия не отвечало требованиям правил техники безопасности и охраны труда, поскольку на нем отсутствовали ограждение и блокировка, исключающая работу двигателя при снятом ограждении головного барабана конвейера. В этот же день был смертельно травмирован слесарь, труп которого обнаружен между головным барабаном и редуктором конвейера. При этом суд первой инстанции пришел к выводу о том, что прямой причинно-следственной связи между невыполнением ФИО правил по технике безопасности и наступлением тяжких последствий не имеется, поскольку несчастный случай произошел вследствие небрежности самого потерпевшего. Доказательствами того, что смерть слесаря находилась в прямой причинной связи с бездействием начальника участка являлся п.2.3.6 инструкции по охране труда для слесаря по ремонту оборудования, которым предусмотрено, что место работы должно быть ограждено, а находиться в опасной зоне запрещается, а также акт расследования несчастного случая на производстве, согласно которому в действиях пострадавшего С. грубой неосторожности не установлено [8].

Таким образом, проблемами, выявленными в практике рассмотрения преступлений по статье 143 Уголовного кодекса Российской Федерации являются: сложности при доказывании причинно-следственной связи между действиями или бездействием ответственных за охрану труда лиц различного уровня, важность документального оформления производимых работ, огромный массив нормативно-правовых актов, к которым отсылает бланкетная диспозиция данной статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, необходимость изучения локальных актов организации, в которой было совершено преступление для правильного определения субъекта преступления.


[1] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (исправлен, дополнен, переработан) (под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Чучаева) // Справочно-правовая система «Гарант» (дата обращения: 17.10.2016)

[2] Справка о правилах охраны труда // Справочно-правовая система «Гарант» (дата обращения: 17.10.2016)

[3] Хилтунов В.В. Уголовная ответственность за нарушение требований охраны труда: диссертация … кандидата юридических наук: 12.00.08. ? Москва, 2015. С.70.

[4] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев). - 12-е изд., перераб. и доп. // Справочно-правовая система «Гарант» (дата обращения: 17.10.2016)

[5] Апелляционное постановление № 22-3548/2016 от 5 июля 2016 г. по делу № 22-3548/2016 // http://sudact.ru/regular/doc/KCMwAS5pDdoj/ (дата обращения: 17.10.2016)

[6] Апелляционное постановление № 22К-2695/2016 от 25 мая 2016 г. по делу № 22К-2695/2016 // http://sudact.ru/regular/doc/CCgk410DzSp/ (дата обращения: 17.10.2016)

[7] Апелляционное постановление № 22-1531/2016 от 28 апреля 2016 г. по делу № 22-1531/2016 //http://sudact.ru/regular/doc/BIzrUr3iNR6b/ (дата обращения: 17.10.2016)

[8] Кассационное определение СК по уголовным делам Кемеровского областного суда от 29 мая 2012 г. по делу N 22-2534 // Справочно-правовая система «Гарант» (дата обращения: 17.10.2016)


Библиографическая ссылка

Шумская А.А. ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ НАРУШЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ОХРАНЫ ТРУДА // Международный студенческий научный вестник. – 2016. – № 6.;
URL: http://eduherald.ru/ru/article/view?id=16665 (дата обращения: 02.06.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074