Электронный научный журнал
Международный студенческий научный вестник
ISSN 2409-529X

ИССЛЕДОВАНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ

Шавдарова Е.А. 1 Гимаева Р.М. 1
1 ФГБОУ ВПО «Владивостокский государственный университет экономики и сервиса»
1. Идентичность: юность и кризис: Пер. с англ./Общ. ред. и придисл. Толстых А.В. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. – 344 с.
2. Психология самосознания. Хрестоматия. – Самара, 2000.
3. Кон, И.С. Какими они себя видят / И.С. Кон. – М.: Знание, 1975. – 96 с.
4. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте / Л.И. Божович. – М.: Просвещение, 1968. – 464 с.
5. Кулагина, И.Ю. Возрастная психология. Развитие ребенка от рождения до 17 лет: Учебное пособие, 4-е изд. / И.Ю. Кулагина. – М.: Изд-во УРАО, 1998. – 176 с.
6. Михайловская, И.Б. Трудные ступени: профилактика антиобщественного поведения / И.Б. Михайловская, Г.В.Вершинина. – М.: Просвещение, 1990. – 143 с.
7. URL: http://hpsy.ru/authors/x2388.htm (23.12.14).
8. URL:http://www.allpsychology.ru/modules.php?name=Pages2&go=page&pid=14 (23.12.14).
9. URL: http://www.psychologos.ru/articles/view/identichnost (23.12.14).
10. URL: http://azps.ru/hrest/85/2743288.html (23.12.14).
11. URL: http://www.superinf.ru/view_helpstud.php?id=3262 (23.12.14).
12. URL: http://www.psi.lib.ru/statyi/sbornik/identfrm.htm (23.12.14).
13. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/ponyatie-identichnosti-v-sotsiologicheskom-diskurse.

Идентичность – осознание личностью своей принадлежности к той или иной позиции в рамках социальных ролей и эго состояний. С точки зрения психосоциального подхода, идентичность является своего рода эпицентром жизненного цикла каждого человека. От качественных характеристик идентичности, формирующейся в юношеском периоде, зависит функциональность личности во взрослой самостоятельной жизни.

Актуальность исследования идентичности, как феномена в разных его аспектах, на сегодняшний день, связана с активными изменениями социокультурных норм в России и особым состоянием российского общества. На данном этапе, Российское общество, не стабильная среда для подрастающего поколения, социум характеризуется высоким ростом общего напряжения, разрывом многих связей и отношений, а также разрушением прежде устойчивых структур.

Значимость исследований феномена идентичности связана с тем, что в период юношества формируются психологические задатки для дальнейшего самоопределения. Именно сегодня взрослеющий человек особенно уязвим в плане поисков варианта позитивной идентичности. Юноши и девушки, у которых только начинает формироваться образ окружающего их мира, особенно чувствительны к кризисам социального устройства общества. Эмпирические исследования в данной области необходимы, чтобы выявить, какая направленность идентичности актуальна среди подрастающего поколения, так как границы этических и смысловых норм социокультурной ситуации в России размыты.

Таким образом, имея ввиду выше изложенное, цель данной исследовательской работы, состоит в теоретическом анализе феномена идентичности и особенности ее формирования в юношеском возрасте;

Тема идентичности разрабатывалась многие века, но и по сей день не теряет своей актуальности. В XVII веке идентичность рассматривается в таких науках, как логика и философия и уже тогда определялась, как «осознание индивидом непрерывности, тождественности во времени собственной личности» [8].

В конце XIX века, американский философ и психолог У. Джеймс выразил установившееся к тому времени представление об идентичности как о «…последовательности и непротиворечивости личности». Он описал идентичность (используя слово «характер») как состояние, когда в человеке наиболее интенсивно и глубоко ощущение собственной активности и жизненной силы, когда внутренний голос говорит: «Это и есть настоящий я», как какое-то «восторженное блаженство», «горькая» решимость сделать все, что угодно, и все преодолеть. По его мнению, «это состояние переживается всего лишь как настроение или эмоция, не выраженная в слове» [8].

У. Джеймс выделил четыре формы «Я»: материальное «Я» – тело, имущество человека, социальное «Я» – дружба, престиж, оценка другими, духовное «Я» – процессы сознания, психические способности и чистое «Я». Американский философ так же отмечает, «что чувство идентичности не всегда является тождественностью, так как личность человека во многих отношениях многогранна и всегда существуют определенные отличия, выраженные в том, голоден человек или сыт, устал или отдохнул, беден или богат, молод или стар и т.д. Но существуют более стабильные и существенные составляющие, например, имя, профессия, отношения к окружающим, способности. Кроме того, изменения в личности происходят постепенно и никогда не касаются сразу всего ее существа, что и обеспечивает ее непрерывность». Он представляет тождественность в форме умозаключения, основанном или на сходстве существенных черт, или на непрерывности сравниваемых явлений [8].

Детальное описание, понятия идентичности, было дано в работах американского психоаналитика Э. Эриксона, именно с именем данного ученного связано широкое распространение термина «идентичность». Эриксон считает, что в подростковом возрасте у человека возникает психическая целостность – «чувство внутренней идентичности», позволяющей личности проследить временные связи между ощущением себя в прошлом, настоящем и будущем, а также собственным представлением о себе и взглядами других людей.

Понятие идентичности, по Эриксону, обозначается, как «твердо усвоенный и личностно принимаемый образ себя во всем богатстве отношений личности к окружающему миру, чувство адекватности и стабильного владения личностью собственным «Я» независимо от изменений «Я» и ситуации. Это способность личности к полноценному решению задач, возникающих перед ней на каждом этапе ее развития». Содержание же идентичности он определяет, как «развивающуюся конфигурацию, которая возникает в детстве путем последовательных «я – синтезов» и перекристаллизаций. Эта конфигурация постепенно объединяет конституциональные задатки, базовые потребности, способности, значимые идентификации, эффективные защиты, успешные сублимации и постоянные роли» [1, С. 12].

Последователи Эриксона, искавшие подтверждения его теории, дополнили его теоретико-описательный подход эмпирическими исследованиями.

Наиболее известным и плодотворным оказался подход Дж. Марсиа, который определяет данный феномен, как «структуру Эго – внутреннюю, самосоздающуюся, динамическую организацию потребностей, способностей, убеждений и индивидуальной истории». Для операционализации понятия идентичности он выдвигает предположение о том, что данная структура проявляется феноменологически через наблюдаемые паттерны «решения проблем». По мере принятия разнообразных решений относительно себя и своей жизни, развивается структура идентичности, повышается осознание своих сильных и слабых сторон, целенаправленности и осмысленности своей жизни. На основе этих положений, Марсиа выделяет четыре типа (статуса) идентичности: достигнутая (реализованная) идентичность; мораторий; преждевременная (предрешенная) идентичность; диффузная идентичность. В качестве основных направлений формирования идентичности автор называет процессы профессионального, идеологического и сексуального самоопределения [11].

В своих исследованиях А. Ватерман рассматривает идентичность с двух аспектов, во – первых, как процесс формирования и существования идентичности, охватывающий средства, с помощью которых человек идентифицирует, оценивает и отбирает ценности, цели и убеждения, которые впоследствии станут элементами его идентичности. Так, подросток осуществляет выбор из огромного количества потенциальных элементов идентичности, оценивая преимущества и ограничения каждого из них, а также значимость каждого элемента для собственной личности. Во – вторых, идентичность невозможно рассматривать без учета содержательной специфики целей, ценностей и убеждений, которые человек выбирает.

По мнению Ватермана каждый элемент идентичности относится к определенной сфере человеческой жизни и таким образом он выделяет четыре сферы жизни, наиболее значимые для формирования идентичности:

• выбор профессии и профессионального пути;

• принятие и переоценка религиозных и моральных убеждений;

• выработка политических взглядов;

• принятие набора социальных ролей, включая половые роли и ожидания в отношении супружества и родительства.

Ученный подчеркивает, что исследование идентичности следует вести по двум указанным линиям, рассматривая процессуальную и содержательную стороны в их единстве и взаимосвязи, что даст возможность не только проследить пути формирования идентичности, но и понять значения для личности выборов, сделанных в той или иной сфере жизни [9].

Исследователи психоаналитического направления уделяют большое внимание вопросу о развитии данного феномена. Идентичность рассматривается как взаимодействие трех процессов – биологических, социальных и эго-процессов, причем эго ответственно за интеграцию первых и вторых. Результатом такой интеграции эго (эго-синтеза) является определенная конфигурация, которая строится в течение всего детства, она обеспечивает переживание чувства идентичности, а в будущем, помогает переконструировать совокупность детских идентификаций и выстроить новое понимание мира.

Исследования, приводящиеся в рамках парадигмы символического интеракционизма, исходят из концепции «Я» Дж. Мида. Под идентичностью, или «Я», понимается способность человека воспринимать свое поведение и жизнь в целом как связанное, единое целое.

Дж. Мид выделяет осознаваемую и неосознаваемую идентичность. Неосознанная идентичность базируется на неосознанно принятых нормах, привычках. Это принятый человеком комплекс ожиданий, поступающих от социальной группы, к которой он принадлежит. Осознаваемая идентичность возникает, когда человек начинает размышлять о себе, о своем поведении. Переход от неосознаваемой к осознаваемой идентичности возможен только при наличии рефлексии [8, С. 136]. Им же выдвигается идея о наличии типов идентичности – социально заданной идентичности (аспект идентичности «me») и отражающей индивидуальное в человеке (аспект идентичности «I»).

Эта идея развивалась И. Гофманом, который выделяет три вида идентичности:

• социальная идентичность – типизация личности другими людьми на основе атрибутов социальной группы, к которой он принадлежит;

• личная идентичность – здесь речь идет об индивидуальных признаках человека: во-первых, сюда входят все уникальные признаки данного человека, во-вторых, уникальная комбинация фактов и дат истории его жизни;

• Я – идентичность – субъективное ощущение индивидуумом своей жизненной ситуации, своей непрерывности и своеобразия.

Современная отечественная психология направлена на исследование тенденции человека к самопониманию. Именно по этой причине в последнее время появилось так много работ, посвященных изучению идентичности [19].

Рассматривая работы об идентичности в отечественной психологии, можно сказать, что в целом, большинство авторов предлагают теории идентичности на основе интерпретации исследований зарубежных авторов, и это достаточно обоснованно, так как понятие «идентичность» сформулировано и разрабатывалось именно в зарубежной психологии.

Употребление понятие идентичности до определенного времени было невозможным, так как философия и психология советских времен опиралась на такие принципы, где личность не считалась индивидуальностью, а скорее, как общественное явление, определяющая роль развитии, которого в советское время лежит в деятельности человека, нежели в философском поиске себя, а сущность человека заключается в ансамбле его общественных отношений.

Л.С. Выготский, высказал идею о том, что процессы человеческой психики основаны на межличностных отношениях. Он придает особое значение не конформизму, а степени независимости, уверенности и самостоятельности индивида.

Как уже было сказано выше, понятие идентичности, в отечественной мысли до начала 90-х годов прошлого века, встречалось довольно редко. В советских исследованиях, популяризатором данного феномена, стал И.С. Кон. Отечественный исследователь выделяет следующие типы идентичности:

психофизиологическая – единство и преемственность физиологических и психических процессов и структуры организма;

социальная – система свойств, благодаря которым особь становится социальным индивидом, членом сообщества, группы и предполагает разделение индивидов по их социально-классовой принадлежности социальным статуса и усвоенным нормам;

личная – единство и преемственность жизнедеятельности, целей, мотивов, смысложизненных установок человека, осознающего себя как самость.

Философское осмысление идентичности у И. Кона представлено большим количеством проблем. К ним относятся: объективно-онтологический вопрос – в чем состоит постоянство индивидуального бытия; субъективно-деятельностный – как формируются и функционируют психические механизмы саморегуляции и каковы источники индивидуальной активности; когнитивно-гносеологический – как формируется и какие функции выполняет самосознание; аксиологический – на какие ценности можно ориентироваться. Сохранение и изменение личности зависит от следующего ряда оснований:

• биогенетического, связанного с тем, что организм имеет филогенетическую программу и его основные закономерности, стадии и свойства одинаковы;

• социогенетического, когда процессы социализации, структура социальной деятельности, социальные установки облегчают способ самопознания, они обеспечивают представления и мнения об объекте (познавательный компонент), готовность к определенному образу действий (поведенческий), эмоциональные чувства по отношению к объекту (аффективный);

• персоциологического, к которому относятся сознание, самосознание, собственные цели и ценности [5, С. 75].

Важным вкладом И.С. Кона в становление теории идентичности было не только то, что он одним из первых стал рассматривать эти проблемы. Используя выводы и идеи отечественных и зарубежных авторов, он интерпретировал идентичность как «условный конструкт личности». Этот конструкт не является статичным и постоянно содержит динамические мотивационные тенденции, уравновешивает внутренние и внешние импульсы [11].

Принципиально важную характеристику современной ситуации отмечает Б.Д. Эльконин. Отстаивая положение о том, что переживаемый нами исторический период в развитии детства может быть охарактеризован как кризисный, он видит суть этого кризиса в разрыве, расхождении образовательной системы и системы взросления. Нигде этот разрыв не виден столь отчетливо, как в период ранней юности. Возможно, именно этим и объясняется отсутствие единства мнений психологов в вопросе о ведущей деятельности в данный период. Поскольку, по Б.Д. Эльконину, присвоение форм культуры (образования) и освоение взрослости (различных форм самостоятельности и ответственности) оказываются сегодня, по существу, не связанными друг с другом: взросление проходит вне образовательной системы, а образование – вне системы взросления, то, по-видимому, возможно существование, как минимум, двух ведущих деятельностей. [13, С. 132].

Следом Л.И. Божович отмечает тот факт, что выбор будущей профессии, профессионального самоопределения принципиально не может быть успешно решена без и вне решения более широкой задачи личного самоопределения, которые включают построение целостного замысла жизни, самопроектирование себя в будущее. Обращенность в будущее, построение жизненных планов и перспектив есть аффективный центр жизни в юношеском возрасте. Сам переход от подросткового к раннему юношескому возрасту она связывает с «изменением отношения к будущему: если подросток смотрит на будущее с позиции настоящего, то старший школьник смотрит на настоящее с позиции будущего» [4, С. 235].

Особенности формирования идентичности в юношеский период

Юношеский возраст, по Эриксону, строится вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуально-личностных выборов, идентификаций и самоопределений. Если юноше не удается разрешить эти задачи, у него формируется неадекватная идентичность, развитие которой может идти по четырем основным линиям:

• уход от психологической интимности, избегание тесных межличностных отношений;

• размывание чувства времени, неспособность строить жизненные планы, страх взросления и перемен;

• размывание продуктивных творческих способностей, неумение мобилизовать свои внутренние ресурсы и сосредоточиться на какой-то главной деятельности;

• формирование «негативной идентичности», отказ от самоопределения и выбор отрицательных образцов для подражания [12].

Л.И. Божович, изучая проблемы формирования личности в онтогенезе, говорит о том, что центральным компонентом социальной ситуации развития в юношеском возрасте выступает потребность в самоопределении.

В процессе формирования юношеской идентичности, важно появление нового отношение к окружающей действительности, осознанию себя личностью, которая обладает, подобно всем взрослым людям, правом на уважение, самостоятельность и доверие. Из мира взрослых интенсивно усваиваются различные ценности, нормы и способы поведения, которые составляют новое содержание сознания, и превращаются в требования к поведению другого человека и собственному, в критерии оценки и самооценки.

Особенности самосознания и самооценки в юношеском возрасте непосредственно отражаются на поведении. При заниженной самооценке, подросток недооценивает свои возможности, стремится к выполнению только самых простых задач, что мешает его развитию. При завышенной самооценке он переоценивает свои возможности, стремится выполнить то, в чем не в состоянии справиться, что также негативно сказывается на развитии его личности.

Структура идентичности формируется в процессе разрешения базисных психосоциальных кризисов, каждый из которых соответствует определенной возрастной стадии развития личности. В случае позитивного разрешения того или иного кризиса, индивид обретает специфическую эго – силу, не только обусловливающую функциональность личности, но и способствующую ее дальнейшему развитию. В противном случае возникает специфическая форма отчуждения – своеобразный «вклад» в спутанность идентичности.

На уровне индивидуального опыта Э. Эриксон выделил следующие элементы идентичности:

• индивидуальность – сознательное ощущение собственной уникальности и собственного отдельного существования;

• тождественность и целостность – ощущение внутренней тождественности, непрерывности между тем, чем человек был в прошлом и чем обещает стать в будущем; ощущение того, что жизнь имеет согласованность и смысл;

• единство и синтез – ощущение внутренней гармонии и единства, синтез образов себя и детских идентификаций в осмысленное целое, которое рождает ощущение гармонии;

• социальная солидарность – ощущение внутренней слитности с идеалами и поведением общества и подгруппы в нем, ощущение того, что собственная идентичность имеет смысл для уважаемых данным человека других людей, что она соответствует их ожиданиям и восприятию как индивидуальность, тождественность и целостность, единство и синтез, социальная солидарность [9].

Если рассматривать это понятие в таком контексте, то обладать идентичностью – значит, во-первых, ощущать себя, свое бытие как личности неизменным, независимо от изменения ситуации, роли, самовосприятия; во – вторых, это значит, что прошлое, настоящее и будущее переживаются как единое целое; в – третьих, это означает, что человек ощущает связь между собственной непрерывностью и признанием этой непрерывности другими людьми» [2].

Для каждой стадии жизненного цикла характерна специфическая задача, которая выдвигается обществом. По Эриксону, решение задачи зависит как от уже достигнутого уровня развития индивида, так и от общей духовной атмосферы общества, в котором он живет, а переход от одной формы эго – идентичности к другой вызывает кризисы идентичности – поворотные пункты, моменты выбора между прогрессом и регрессом, интеграцией и задержкой.

Подобно многим исследователям возрастного развития, Эриксон особое внимание уделял юношескому возрасту. Детство подходит к концу, и завершение этого большого этапа жизненного пути характеризуется формированием первой цельной формы эго-идентичности и самым большим кризисом. Три линии развития приводят к этому кризису: это бурный физический рост и половое созревание («физиологическая революция»); озабоченность тем, «как я выгляжу в глазах других», «что я собой представляю»; необходимость найти свое профессиональное призвание, отвечающее приобретенным умениям, индивидуальным способностям и запросам общества.

Итогом этого этапа развития является либо обретение «взрослой идентичности», либо задержка в развитии – так называемая диффузная идентичность.

Ученный впервые вводит в психологию такое понятие как «психологический мораторий», который обозначает «кризисный период между юностью и взрослостью, в течении которого в личности происходят многомерные сложные процессы обретения взрослой идентичности и нового отношения к миру» [5, С. 15]. Мораторий – это отсрочка, когда молодые люди стремятся путем проб и ошибок найти свое место в обществе.

Непреодоленный кризис ведет к состоянию острой диффузной идентичности, что составляет основу специальной патологии юношеского возраста.

Синдром патологии идентичности по Эриксону:

• регрессия к инфантильному уровню и желание как можно дольше отсрочить обретение взрослого статуса;

• смутное, но устойчивое состояние тревоги;

• чувство изоляции и опустошенности; постоянное пребывание в состоянии чего-то такого, что сможет изменить жизнь;

• страх перед личным общением и неспособность эмоционально воздействовать на лиц другого пола;

• враждебность и презрение ко всем признанным общественным ролям, вплоть до мужских и женских («унисекс»);

• презрение ко всему отечественному и иррациональное предпочтение всего иностранного (по принципу «хорошо там, где нас нет») [10].

Специфика юношеского возраста

Период юности – это социальное, личностное, профессиональное, духовно-практическое явление – основную задачу юношеского возраста, таким образом, составляет личностное самоопредление. В основе данного процесса лежит выбор будущей сферы деятельности. Однако профессиональное самоопределение сопряжено с задачами как социального, так и личностного характера, происходит активизация таких вопросов к самому себе, как: «кем быть?» и «каким быть?», связанных с определением жизненных перспектив, с проектированием себя будущего.

Характерное приобретение ранней юности – формирование жизненных планов. План, как совокупность намерений, постепенно становится жизненной программой, когда предметом размышлений оказывается не только конечный результат, но и способы его достижения. Жизненный план – это план потенциально возможных действий. В содержании планов, как отмечает И.С. Кон, существует ряд противоречий. В своих ожиданиях, связанных с будущей профессиональной деятельностью и семьей, юноши и девушки достаточно реалистичны [3, С. 45].

Совокупность психических процессов, посредством которых индивид осознает себя в качестве субъекта деятельности, называется самосознанием, а представления индивида о самом себе складываются в мысленный «образ Я». «Юношеское «Я» еще неопределенно, расплывчато, оно нередко переживается как смутное беспокойство или ощущение внутренней пустоты, которую необходимо чем-то заполнить» [5, С. 94].

Одно из достижений юношеского периода – новый уровень развития самосознания, который характеризуется следующими фактами:

• открытие своего внутреннего мира во всей его индивидуальной целостности и уникальности;

• стремление к самопознанию;

• формирование личной идентичности, чувства индивидуальной самотождественности, преемственности и единства;

• самоуважение;

• становление личностного способа бытия.

Центральный психологический процесс – это формирование личной идентичности. Наиболее детальный анализ этого процесса дают работы Э. Эриксона.

Таким образом, анализируя особенности юношеского возраста, мы пришли к следующему выводу:

• самоопределение – социальное, личностное, профессиональное, духовно-практическое, – составляет основную задачу юношеского возраста.

• центральным компонентом развития в юношеском возрасте выступает потребность в самоопределении. «Самоопределение имеет ценностно-смысловую природу» [4, С.36].

• ценностно-смысловая природа самоопределения проявляется через определение своей позиции относительно общественно выработанной системы ценностей, определение на этой основе смысла своего собственного существования.

Однако, несмотря на все субъективные трудности, эти искания содержат в себе высокий позитивный потенциал: в поиске смысла жизни вырабатывается мировоззрение, расширяется система ценностей, формируется тот нравственный стержень, который помогает справиться с первыми житейскими неурядицами, молодые люди начинают лучше понимать окружающий мир и самого себя, становится в действительности самими собой.

Следует отметить, что стремительно изменяющийся мир дает толчок для саморазвития, стимул к постоянному познанию и постижению себя – таким образом мы самосовершенствуемся. Но с другой стороны, тенденции, которые проявляются в стремлении подрастающем поколении соответствовать и примерять на себя многочисленные социальные роли, могут нарушить смысловое ядро личности, так как изо дня в день общество выдвигает новые варианты соответствия. «Быстрая смена социальных предпочтений и попытка, молодым поколением интегрировать их в себе, может привести к «диффузии идентичности».


Библиографическая ссылка

Шавдарова Е.А., Гимаева Р.М. ИССЛЕДОВАНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ // Международный студенческий научный вестник. – 2015. – № 5-2.;
URL: http://eduherald.ru/ru/article/view?id=13288 (дата обращения: 15.09.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252