Электронный научный журнал
Международный студенческий научный вестник
ISSN 2409-529X

СУБЪЕКТИВНОЕ ВОСПРИЯТИЕ РЕАЛЬНОГО И ВИРТУАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ ЛЮДЬМИ С РАЗЛИЧНЫМИ КОММУНИКАТИВНЫМИ ХАРАКТЕРИСТИКАМИ

Капралова Н.И. 1 Нафанаилова М.С. 1
1 Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова
1. Бочарова Т.А. Сетевое общение: особенности конструирования социокультурного взаимодействия / Т.А. Бочарова // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики: сб. науч. ст.  – Тамбов: Грамота, 2013. – № 4 (30): в 3-х ч. ч. II. – С. 28-30.
2. Кирюшин А.Н. Виртуальная реальность: методологические традиции и инновации исследования / А.Н. Кирюшин //Вестник Военного университета. 2009. № 4 (20). – С. 75–80
3. Куницына, В.Н. Межличностное общение. Учебник для вузов   В.Н. Куницына, Н.В. Казаринова, В.М. Погольша. – СПб.: Питер, 2001. – 544 с.
4. Леонтьев А.А. Психология общения / А.А. Лелнтьев – 3-е изд. – М.: Смысл, 1999. – 365 с.
5. Проект Ю.Л. Развитие сетевых технологий как фактор трансформации жизненного пространства современного человека / Ю.Л. Проект, И.М. Богдановская, Н.Н. Королёва // Сборник по итогам всероссийской научно-практической конференции «Мир, личность, информация», 2013. – С. 89-96.

Современная проблема общения становится всё более связана с понятием виртуальной реальности. Т.к. она занимает всё больше места в пространстве общения, всё чаще становится повседневным неотъемлемым спутником человека в его жизни. Во второй половине ХХ в. произошёл резкий скачок в развитии компьютерных информационных технологий, что повлекло за собой глобальную информатизацию всех сфер общественной жизни. Однако, сведение виртуальной реальности лишь к моделируемой компьютерными системами, как отмечают многие авторы, неверно.

Так Adriana de Souza e Silva предлагает новое понятие «гибридных пространств», которые возникают тогда, когда виртуальные сообщества, которые при стационарном доступе к сети Интернет воспринимались как составляющие киберпространства, становятся частью физического пространства с помощью использования мобильных устройств и новых технологий. Возможность постоянно быть в сети и использовать её размывает традиционные границы между физическими и виртуальными пространствами [5;89-96].

Интересным, на наш взгляд, кажется психологический подход к изучению виртуальной реальности представленный в теории психологических виртуальных реальностей Н.А. Носова. Его теория, разработанная совместно с единомышленниками, позволяет «рассматривать психику как процесс, который может функционировать по крайней мере на двух не сводимых друг к другу психических уровнях, и в каждом из них действуют свои специфические психические закономерности» [2;75-80]. Психика порождает вторую – виртуальную – реальность, которая затем оказывает влияние на объективную (или константную), которая в свою очередь порождает её. События виртуальной реальности решающим образом действуют на константную (повышая или понижая её продуктивность), после чего виртуальная реальность исчезает [2;75-80].

Сеть Интернет предлагает широкий, постоянно пополняющийся и развивающийся спектр возможностей, способствуя взаимодействию отдельных людей и социальных групп. Интернет-общение имеет свои особенности, определяемые способом его организации. Все они раскрывают дополнительные возможности опосредованного общения и делают его привлекательным [1;28-30].

В любом акте общения его участники имеют психологические характеристики, влияющие на его процесс. Теоретической основой нашего исследования послужили выделенные С.Л. Братченко на основе концепции диалога (М.М.Бахтин, М.Бубер и др.) шесть основных видов направленности личности в общении: диалогическая, коммуникативная, авторитарная, манипулятивная, альтероцентрическая, конформная, индифферентная; и различные исследования барьеров в общении, в т.ч. эмоциональных.

Целью нашего исследования было установление различий в субъективном восприятии разницы между реальным и виртуальным общением у людей с различной направленностью в общении и уровнем эмоциональных барьеров. Объектами выступили люди, регулярно (каждый или почти каждый день) использующие виртуальное общение.

Методики, которые были применены:

1) «Направленность личности в общении» С.Л. Братченко;

2) «Диагностика эмоциональных барьеров в межличностном общении» В.В. Бойко;

3) Опросник «Субъективное ощущение разницы между реальным и виртуальным общением», разработанный авторами данной работы.

Гипотезы исследования:

1. Восприятие реального и виртуального общения будет значительно различаться между тремя группами людей: с диалогической направленностью в общении; с альтероцентрической, конформной и индифферентной направленностью; с авторитарной и манипулятивной направленностью личности в общении.

2. Восприятие реального и виртуального общения не будет значительно различаться между тремя группами людей: с диалогической направленностью в общении; с альтероцентрической, конформной и индифферентной направленностью; с авторитарной и манипулятивной направленностью личности в общении.

3. Восприятие реального и виртуального общения будет значительно различаться между двумя группами людей: с низкими и средними показателями эмоциональных барьеров в общении; высокими показателями эмоциональных барьеров в общении.

4. Восприятие реального и виртуального общения не будет значительно различаться между двумя группами людей: с низкими и средними показателями эмоциональных барьеров в общении; высокими показателями эмоциональных барьеров в общении.

Выборка составила 55 человек, регулярно общающихся виртуально. Возраст исследуемых – 13-56 лет. Распределение по полу: мужчины – 11, женщины – 44. Города проживания: Якутск, Санкт-Петербург, Рязань, Ижевск, Воронеж, Харьков, Минск, Великий Новгород, Новороссийск, Липецк, Екатеринбург, Калининград, Сарапул.

Анализ результатов заключался в обработке первых двух методик по предложенным их авторами способам и выделении первичных результатов. Открытые вопросы опросника были обработаны посредством контент-анализа. Ответы, данные респондентами были разделены на девять категорий, описывающих различные стороны их восприятия.

В результате первичной обработки были сформированы два типа групп:

1. По направленности личности в общении:

– диалогическая – 4 человека (7 %);

– альтероцентрическая, конформная, индифферентная – 23 человека (42 %);

– авторитарная, манипулятивная – 28 человек (51 %).

2. По уровню эмоциональных барьеров в общении:

– низкий и средний уровень – 37 человек (67 %);

– высокий уровень – 18 человек (33 %).

Ответы на открытые вопросы опросника были переведены в номера категорий. Было подсчитано процентное соотношение ответов на каждый из вопросов между тремя и двумя группами. Также был проведён корреляционный анализ Спирмена на выявление взаимосвязи между типами групп и выборами по категориям.

Результаты проведённого исследования говорят о том, что между группами респондентов, разделённых по направленности личности в общении и эмоциональным барьерам в общении есть некоторые различия в субъективном восприятии реального и виртуального общения. Частично подтвердились гипотезы 1 и 3.

Люди с диалогической направленностью более открыты к контакту и взаимодействию. Переход в виртуальное пространство изменяет их способ общения на адекватный ему. Значимой для этой группы является достоверность информации о человеке, которая может искажаться при виртуальном общении, т.к. при равноправном общении достоверность информации весьма важна.

Людьми с направленностями на превосходство, манипуляцию, центрациюнадругом, приспособление или ориентацию на внекоммуникативные проблемы более всего выделяются барьеры в общении и возможности и ограничения в реальном и виртуальном общении. И можно предположить, что это связано. Т.к. барьеры предполагают внимание к ограничениям и поиск возможностей их преодоления, которые может дать виртуальное общение.

Надо отметить, что в выборке из 55 человек всего 4 человека имеют чёткую диалогическую направленность. По нашему предположению, близкое соотношение будет и на больших выборках, т.к. современные социально-психологические характеристики общества предполагают развитие направленностей в общении на подавление, манипулирование или приспособление, уход от себя. Потому что изменяется социальное и жизненное пространство человека, его способы взаимодействия с миром.

Высокий уровень людей с направленностями на превосходство, манипуляцию, центрацию на другом, приспособление или ориентацию на внекоммуникативные проблемы также может говорить о росте популярности и применяемости виртуального общения. Желание уйти от барьеров и переход в виртуальное пространство общения будет формировать новые виртуальные реальности, в которые будет тянуть, т.к. они более привлекательны. Но также можно говорить и об обратном. Повсеместное применение виртуального общения изменяет характеристики людей в общении. Люди перестают стремиться к полноценному взаимодействию, равенству, совместному развитию и творчеству, раскрытию и взаимоуважению в общении. Увеличивается количество эмоциональных барьеров, т.к. живого полноценного общения становится всё меньше.

По итогам статьи можно сделать вывод, что виртуальные реальности, образующиеся при постоянном взаимодействии человека и компьютерных систем становятся неотъемлемой частью нашей жизни, оказывая на неё всё более значительное влияние.


Библиографическая ссылка

Капралова Н.И., Нафанаилова М.С. СУБЪЕКТИВНОЕ ВОСПРИЯТИЕ РЕАЛЬНОГО И ВИРТУАЛЬНОГО ОБЩЕНИЯ ЛЮДЬМИ С РАЗЛИЧНЫМИ КОММУНИКАТИВНЫМИ ХАРАКТЕРИСТИКАМИ // Международный студенческий научный вестник. – 2015. – № 5-2.;
URL: http://eduherald.ru/ru/article/view?id=13269 (дата обращения: 19.03.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.252